Проба пера. В лесу

Опубликовано: 10.11.2014
Просмотров: 1024

Только, когда солнце позолотило верхушки деревьев, Толик Камышин признал - он заблудился. Вокруг возвышались сосны. Разлапистый папоротник придавал лесу что-то первобытное. Стоя с белым пластиковым ведром, дно которого лишь слегка покрывали собранные грибы, Камышин прислушался. Шелестел ветер, протяжно поскрипывали сосны, вдали стучал дятел. Но ни одного знакомого звука. Камышин остро почувствовал свое одиночество. В груди разрасталась тревога. Ноги ослабели. Камышин с трудом дошел до ближайшего дерева и неловко уселся у его подножия.

Над ухом заныли комары. Камышин порылся в карманах и достал разорванную пачку "Беломора". Закурил, и стал старательно пускать горький дым, чтобы отпугнуть надоедливых кровососов. "Спокойно," - сказал себе Толик. Но где-то в кончиках трясущихся пальцев руки, сжимавшей папиросу, зарождалась паника.

***

Еще пару часов назад это казалось хорошей идеей - сходить за грибами. Городского жителя Камышина уговорили сходить на "тихую охоту" после двух стаканов самогона. Сейчас Толик с презрением вспоминал себя в компании пары подвыпивших мужиков и одной подвыпившей бабы. Они шатались по лесу, орали всякую чушь и то и дело прикладывались к захваченной с собой бутылке. Они вроде совсем и не искали грибы, а просто весело проводили время. И все же  Камышин заметил его. Под веткой папоротника, на сероватой ножке, с коричневой блестящей шляпкой, к которой пристал сухой лист,- он был как на картинке. Камышин наклонился сорвать гриб и тут заметил другой, невдалеке у гнилого пня. Затем третий. И так гриб за грибом, шаг за шагом, Камышин удалился в лес и оторвался от веселой компании. А телефон он оставил заряжаться в доме. Да и был ли от него толк в этой глуши?

С внезапной злостью Камышин схватил ведро, которое зачем-то продолжал таскать с собой, и с силой швырнул в сторону. Ведро пролетело по воздуху, крутясь и оставляя за собой кометный хвост из грибов, шлепнулось в папоротник. "Сам приезд в эту дыру был идиотской затеей,"- подумал Камышин. Съездить в деревню его уговорил друг, который заскучал по "малой родине". Мол, чего ты, Толик, тухнешь в городе, дышишь ядовитым воздухом и ешь всякую дрянь? Был когда-нибудь в деревне? То-то. Вот исконная Россия! Свежий воздух, парное молоко, рассветы-закаты, а какие люди! Соль земли! В первый же день приезда друг нагрузился так, что его и через два дня не смогли поставить на ноги народными средствами. Бесчисленная родня друга взялась за культурную программу для Толика - гостя дорогого. Пили сутками. Пока кому-то не пришла в голову идея вытащить"городского" за грибами...

Камышин понял, что ненавидит все эти леса, поля и реки. Ненавидит деревеньки с их беспробудным пьянством. И ненавидит себя за глупость. Вот что теперь делать? Будут ли его искать? Ага! Сейчас! Друг, может быть, очухавшись, попытается организовать какие-то поиски, но когда это произойдет? А пока в перспективе - провести ночь в лесу. От этой мысли Камышин вздрогнул и стал соображать в два раза быстрее.

Итак. Он заблудился. В лесу. Мысленному взору Камышина предстал бескрайний зеленый океан в котором бесследно раствориться - плевое дело. " Не раскисай! - одернул себя Толик. - Думай!" Почему-то в голове упорно вертелась мысль о мхе на стволах деревьев. По нему можно определить, где находиться север. Только зачем Камышину север? Он ведь даже не знает, с какой стороны света пришел и в какой находится ближайший населенный пункт. Думаем еще... Кажется вот оно!

Нужен ручей. Все ручьи куда-нибудь впадают. Например, в реку. А по берегам рек всегда есть людские поселения. Все просто. Надо найти воду. Увидев выход, Толик вскочил. Огляделся. И выбрав направление наугад, быстрым шагом двинулся в глубь леса.

***

Прошел не один час, прежде чем Камышин нашел ручей. Все это время он шел меж сосен, раздвигая руками папоротник, доходивший до груди. Среди не отличимых друг от друга деревьев, Толику казалось, что он топчется на месте. Ноги болели. Камышин порывался несколько раз присесть и отдохнуть, но темнеющее небо заставляло его продолжать путь.

Наконец, впереди, среди каких-то нежных и особенно зеленых растений, Камышин заметил что-то блестящее. А затем до его уха донеслось журчание. Будто моряк, завидевший землю после многомесячного плаванья, он издал радостный вопль и бросился в заросли, из которых взметнулась туча каких-то насекомых.

Ручей был совсем маленький. Его легко можно было перешагнуть. Но для Камышина это была сама надежда. Он встал на колени, продавив своим весом сырую землю, и стал пить темную, ледяную воду прямо из ручья. Напившись, Камышин посмотрел вниз по течению. В паре метров от него темнела какая-то куча. Толик поднялся и подошел к ней. Это было тело какого-то зверька с оторванной головой.

Камышин и раньше видел погибших животных. В основном раздавленных автомобилями. Но этот, то ли заяц, то ли сурок, был убит намеренно. Каким-то хищником. Только ведь хищники съедают свою добычу. А тут лишь голова оторвана. Камышин с беспокойством огляделся. Вокруг была все также надоевшая зелень. Толика остро кольнула тревога. Он явственно ощутил, что находиться совершенно один в абсолютно чуждом месте. С таким же успехом Толик мог быть на другой планете. Вся радость от нахождения ручья пропала.

За деревьями кто-то ухнул. Камышин вздрогнул. "Наверное, филин или сова,  - подумал он, - хотя ночь еще не наступила." Темнота - вот, что страшило его больше всего. Больше не раздумывая о судьбе павшего зверька, Камышин зашагал по берегу ручья.

***

Он прошел довольно много. За это время Камышин слышал уханье дважды. Оба раза примерно на одинаковом расстоянии от себя. Значит, ухавший некто следовал за ним. Эта мысль заставляла сердце биться чаще. И каждый раз, услышав звук, Камышин порывался бежать. Лес словно ожил. В тенях затаилась опасность. Со страхом Камышин ловил каждый шорох. С замирающим сердцем ждал очередного уханья.

Ручей вывел Камышина на небольшую полянку. Впервые за последние часы он оказался на открытом пространстве, выйдя из гнетущей тени деревьев. Толик перевел дух и огляделся. Облегчение сменилось ужасом. Сердце, казалось, превратилось в ледяной комочек. Среди кустов, окружавших поляну, справа от себя, Камышин заметил чьи-то ноги, которые бесшумно двигались параллельно ему. Две ноги, а не четыре, как следовало ожидать в лесной глуши. Голова и туловище неведомого существа были скрыты густой листвой. Камышин остановился, надеясь, что создание не заметив его, пройдет мимо. Но ноги существа остановились в тоже мгновение. Камышин стал вглядываться в листву, надеясь увидеть человека. В ответ на него смотрели два светящихся желтым глаза...

Стараясь не делать резких движений, Камышин стал быстрым шагом пересекать полянку. Бежать он опасался. Толик пересек открытое пространство и снова вошел под кроны деревьев. Темнело. Тени сгущались. Появилась Луна. Камышин все шел вдоль ручья. Слева постоянно раздавался слабый шорох. Стоило Камышину остановиться - наступала тишина. Но как только он продолжал путь, его шагам тут же начинали вторить чьи-то еще шаги.

Внезапно, Камышин разглядел под ногами светлую полосу. Это была тропинка. Толик ступил на нее и прибавил ходу, почти побежал. Позади кто-то споткнулся. Камышин резко обернулся, оглядев темневшие деревья. Одна из теней скользнула и слилась с другими. Камышин прислушался. Но услышал только шум крови в ушах.

Постоянно прибавляя шаг, Камышин заспешил по тропинке. Его подстегнул раздавшийся треск сучка - преследователь прибавил шагу и ломился через кусты. На ходу Камышин обернулся. Но в темнеющей стене деревьев каждая тень казалась живой и таила опасность.

И тут тропинка разделилась. Камышин остановился. Шорох за его спиной тут же стих. Толик растерянно повертел головой. В конце правого ответвления он заметил какое-то большое темное пятно. Кажется, это был дом. Не раздумывая, Камышин бросился бежать в ту сторону. Позади раздался быстрый глухой топот. Камышин испустил дикий вопль и побежал быстрее. Безнадежно далеко он заметил желтый огонек. Вокруг было темно и тихо. Толик задыхался. В боку кололо. "Мне не успеть!" - пронеслась паническая мысль.

Еще одна тень ступила на тропу перед Камышиным. Но это явно был человек. Он держал что-то длинное обеими руками. Лунный свет блеснул на металле. Подчиняясь не разуму, а инстинкту, Толик резко свернул с тропы. Раздавшийся грохот заложил уши. Не останавливаясь и не разбирая дороги, Камышин продолжал бежать к бревенчатому дому.

***

Задыхаясь, Камышин вбежал в открытую дверь домика. Свет лампы, стоявшей на столе, показался ему невыносимо ярким. Переступая ватными ногами, Камышин подошел к столу и рухнул на стоявшую рядом лавку. Огляделся. Скудная обстановка. Лавки вдоль стен, беленая печь, шкаф с книгами, радиоприемник на стойке в углу, шкафчик с посудой. На столе- стопка кроссвордов и стакан в подстаканнике. Рядом самовар.

Позади раздались шаги. Камышин оглянулся. В дверном проеме он увидел человека, встреченного на тропе. Это был старик с седой бородой и лицом покрытым загаром. На нем был вязаный свитер, камуфляжные штаны и высокие сапоги. В руках он держал двуствольное ружье.

- Ради бога! Закройте дверь! - взмолился Камышин.

Старик молча захлопнул дверь. Ни щеколды, ни замка не было. Старик протопал в угол, поставил ружье, затем наклонился к лавке и чем-то звякнул. Когда он повернулся к Камышину, в руке у него была бутылка наполненная жидкостью мутно-белого цвета. Старик подошел к столу, вынул из бутылки пробку, наплескал полстакана мутной жидкости в стакан с подстаканником и подал Толику. Тот выпил самогон как воду.

- Ну как? - спросил старик.
- Нормально, - ответил Толик, не зная о чем его спрашивают. То ли о качестве самогона, то ли о состоянии здоровья.
- Меня Василичем зовут, - сказал старик, - я лесником здеся.
- А я Камышин, - сказал Камышин, - Ан -натолий! Заблудился вот. Тут.
- Понятно, - Василич кивнул,- вам бы городским вообще  в наши леса соваться ни к чему. Не надо.
- А что это было?

Василич недовольно посмотрел на Толика. Помолчал. И нехотя ответил:
- Живет здесь. Хозяин. Вроде...Ты его чем-то привлек. Может он городских не видел?
- Вы его убили?

Василич сурово посмотрел на Толика. Затем зло заговорил о другом:
- Рация не фурычит. "Уазик" заведется, может. Тогда отвезу в поселок. Нечего тебе оставаться тут, раз такое дело... Но если что, то переночуешь у меня. Пойду машину гляну.

Вместо того, чтобы сразу выйти из дома, лесник подошел к углу ,где оставил ружье. Взяв двустволку, Василич "переломил" замок и достал стреляную гильзу. Затем вынул из кармана красный патрон и дозарядил ружье. И только после этого вышел в дверь.

Толик посидел, наслаждаясь теплом и светом. Подумав немного, взял бутылку и плеснул еще самогона. Он немного не донес стакан до губ. Рука замерла, когда Камышин услышал вскрик за стеной дома. Он обернулся к темному окну. Послышался голос Василича, но слов было не разобрать. В окне сверкнула вспышка и раздался грохот. Затем звук падающего тела. Тишина. Камышин так и замер, полуобернувшись со стаканом в руке. За стеной послышались шаги. Остановились у дверей. Сердце Толика забилось с сумасшедшей силой. Дверь скрипнула и начала отворяться...

Автор: Андрей Гавриленко

Фотографии: twilightnewlife.twilight-vampire.com



Ключевые слова: проба пераэто интересно

Отзывы




Оставляя отзыв, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей







Добавить информацию
Ваша роль на сайте?

Забыли пароль?
Регистрация

Екатеринбург
Челябинск
Уфа
Пермь
Ижевск
Нижний Тагил
Тюмень
Москва
Санкт-Петербург