Пиктский зверь

Опубликовано: 28.09.2014
Просмотров: 685
 

Моей Надежде.

                                                                                                       "Земную  жизнь, пройдя до половины,
                                                                                                        Я очутился в сумрачном лесу…"
                                                                                                        Данте Алигьере. Божественная комедия.

Два всадника: центурион1 Гордиан и декан2 Бадвард, из тевтонов, стояли на поляне посреди осеннего леса. Оба молчали, напряженно вглядывались в полумрак под  красно-желтыми кронами деревьев. Бадвард  поднял голову к серому каледонскому небу и нарушил тишину:
-Завтра утром, пойдет снег…

Гордиан промолчал. Он знал, что декан  вырос  на северных землях, хоть и далеко отсюда, и в прогнозах не ошибается. Тевтон снова вгляделся в лес. Через минуту он повернулся к центуриону и сказал:
- Трое в котурнах ведут четвертого – босого. Охотники возвращаются с добычей.

Гордиан выпрямился в седле и небрежно положил руку на рукоять кривого меча. Из чащи деревьев показались люди. Трое легионеров и четвертый – связанный седобородый старик в одной грязно-белой рубахе до колен. Легионеры подвели старика к коню центуриона. Гордиан чуть наклонился в седле, вглядываясь в морщинистое, со следами побоев, лицо пленника.

-Да! Это Талорг, сын Фохела… Молодцы, - обратился центурион к солдатам - ведите его в лагерь. Там и поговорим...

***

Гордиан стремительно шел меж рядов палаток. Этот дальний римский форпост представлял собой обычный военный лагерь. Прямоугольная стена из кольев и рвом перед ней вмещала сотню воинов – вексилляций3, самостоятельный отряд, осколок Второго Августова легиона. Этот лагерь был одним из многих в редкой цепочке ему подобных, протянувшихся от моря и до моря, через весь остров. По приказу императора Адриана здесь собирались строить гигантский вал – защиту римской Британии от свирепых варваров, совершавших набеги с Севера. Итак, они были здесь во славу Рима или...«…просто, чтобы сдохнуть,» - подумал Гордиан, подходя к дальней стене лагеря. Здесь располагался   нужник и помойка, и здесь же держали пленника. Старик сидел на земле, его руки были заведены за спину и привязаны к одному из кольев стены. Одежду с него сорвали, и Гордиан видел раны, покрывавшие немощное тело. Рядом стояли легионер-часовой и Бадвард – лучший дознаватель Римской Британии. Гордиан посмотрел на декана. Тот, молча,  покачал головой. Центурион кивнул и присел на корточки перед стариком.

- Эй... Друид, – тихонько позвал Гордиан.

Водянистые глаза пленника уставились на него. Старик с трудом разлепил  запекшиеся  от крови губы:

- Римлянин, - друид говорил на скверной латыни, но понять его было можно. – Я знаю, чего ты хочешь. Ты хочешь, чтобы я помог найти Кейлтрана- сына Гилома. Вы называете его Пиктским зверем, а мы – Великим королем. Но я не знаю где он. Твой пес рвал меня с восхода до полудня, но я ничего не сказал. Я не знаю...

- Ты лжешь, старик! – жестко сказал Гордиан, – тебя видели у многих римских фортов и в пиктских деревнях близ них. Всюду ты вещал о приходе Великого голозадого короля раскрашенных дикарей. Мой тебе совет – развязать  свой поганый язык. Достойный Бадвард – жаждет показать тебе, что ты был не прав, назвав его псом. А когда он устанет  - его заменю  я.

Гордиан поднялся во весь свой немалый рост. Друид теперь  смотрел на него снизу вверх. И вдруг пикт рассмеялся! Центурион недоверчиво посмотрел на него.

- Я никогда не видел Кейлтрана своими глазами, но я видел его по-другому…
- Что? - римлянин наклонился к варвару.
-Тебе не понять! Я вижу многое недоступное глазам людей. Я вижу, как через триста лет падет ваша империя - пиявка, сосущая кровь из стольких народов. Пикты переживут вас, но ненадолго. Я вижу многое, что грядет…  Ну а ты, Распинатель (Гордиан вздрогнул) не переживешь завтрашний день! 

Гордиан выпрямился и внимательно посмотрел в глаза Бадварда. Тот ответил не менее долгим взглядом.  Наконец, центурион сказал:

-Декан! Мы поймали сумасшедшего. Сделай все быстро и убери за собой. Старик для нас бесполезен.
Он последний раз взглянул на пикта и, развернувшись, пошел к палаткам.

***

- Ползут два легионера в разведку. Один вляпывается рукой в говно. Второй: Ха-ха-ха! Первый (затыкая ему рот измазанной рукой): Тихо!

У огня заржали. Гордиан, сидевший у соседнего костра, даже не улыбнулся. Он слышал эту шутку еще юнцом. Справа от него хмыкнул Бадвард, а сидевший рядом молодой, недавно прибывший  из Рима опцион4 Флавий безуспешно давился смехом. Гордиан достал из ножен меч и точило. Он услышал, как затих Флавий. Не глядя, Гордиан понял, что парень смотрит на меч. Это была фульката. Клинок ее имел форму «крыла сокола» с заточкой по внутренней грани и рукоятью в форме птичьей головы.

- Это меч испанских всадников, - сказал Флавиан.
- Точно, – отозвался Гордиан, - и он попал ко мне в качестве трофея. После того, как я убил Эуфина ап Дубина, вождя вотадинов. А к нему меч попал от какого-то кичливого римского всадника. Северная Британия - плохое место для конницы. Я это понял с тех пор, как мне дали стимул5.

Гордиан провел несколько раз точильным камнем по лезвию и сказал, ни к кому не обращаясь:

- Хороший клинок, рубит как  топор.  Мясо, кости - ему все равно. Македонцы хорошо знают об этом…
- Каледония плохое место не только для всадников, – сказал Бадвард, подняв седую голову .
- Хуже чем германские леса? - подзадорил его центурион.

Вместо ответа декан сплюнул в огонь.
- Здесь так плохо? - спросил Флавиан.
- Холодные ветра, непроходимые леса, суровые зимы и частые туманы, настолько густые, что скрывают целые армии, -  ответил Гордиан, – но хуже всего местные люди.
- Ты когда-нибудь слышал о Плетеном человеке? - спросил Бадвард. Флавиан покачал головой.
- Иногда, когда пикты хотят умилостивить своих богов, они делают из ивовых веток огромное чучело, в форме человека. Внутрь помещают  пленников, скот и диких зверей. И поджигают! Вопли и запах жареного мяса разносятся далеко по округе.

- Так делают друиды. – сказал Гордиан, - жрецы вроде этого Талорга, которого мы отправили в загробный мир.
- Он так ничего и не сказал про их верховного вождя Кейлтрана? - спросил Флавиан. Гордиан покачал головой:

-Скорее всего, никакого Кейлтрана нет. Его выдумали друиды, чтобы объединить пиктские кланы. Пикты все время грызутся между собой, а мужчин в одном клане не больше, чем в нашем отряде. Поэтому мы до сих пор живы и до сих пор здесь.

- Слышали, что рассказывают про этого Пиктского зверя?- спросил Бадвард, - он, якобы, в одиночку убил озерное чудовище, украл у подземных карликов золото и *** ведьму.
- Последнее я проделывал не раз, – усмехнулся  Гордиан. Ответом ему был хохот   Бадварда и Флавиана. Центурион убрал меч в ножны, некоторое время  молчал, а потом тихо сказал:
- Мы отступаем…
Бадвард и Флавиан непонимающе уставились на него.
- Рим отступает. Империя должна расширяться или погибнет. А здесь, по приказу Адриана, мы будем строить вал в защиту от полуголых дикарей! Мы  сдаемся под напором тьмы…
Последняя фраза была слишком пафосной для Гордиана, поэтому он поспешил ворчливо закончить:
-Ладно! Все это не нашего ума дело! Хватит трепаться  - отбой!

***

Гордиан проснулся за несколько часов до рассвета. Рядом у затухающего костра храпел Бадвард. А вот Флавиан не спал. Опцион сидел,подняв голову к черному небу .Гордиан проследил за его взглядом. Темный небосвод с севера пересекали светящиеся черточки.

- Падающие звезды… - прошептал Флавиан.
Черточки увеличились в размерах. Гордиан услышал легкий свист и гудение. Центурин вскочил и заорал:
- Тревога! К оружию!!!

Бесшумно вскочил Бадвард. А Флавиан остался сидеть на месте, лишь непонимающе уставившись на Гордиана. Центурион еще раз мельком взглянул на небо и подскочил к Флавиану, схватил его за шиворот и оттащил от костра. На место, где сидел опцион, воткнулась горящая стрела. И тут же град огненных стрел обрушился на лагерь.

- Легионеры!  На стены! Флавиан – к южным воротам! Бадвард – за мной! – Гордиан на ходу отдавал приказы, направляясь к самому опасному участку стены – северным воротам- направлению, судя по количеству прилетавших стрел, выбранному противником для атаки.

Гордиан бежал мимо горящих палаток и трупов легионеров ,  попавших под ливень стрел. Их выжившие товарищи спешили к стенам. Центурион  подбежал к частоколу  и быстро вскарабкался по приставной лестнице  на настил, огибающий верхушку стены с внутренней стороны. Он наклонился над заостренными верхушками кольев и всмотрелся  во тьму, заполнявшую  пространство между лагерем и лесом. Тьма шевелилась и рычала.

- Ну-ка, подсвети!- обратился Гордиан к стоящему рядом часовому. Легионер опустил наконечник стрелы, обмотанный промасленной  тряпкой, к углям стоявшей рядом жаровни, тряпка вспыхнула, и солдат послал горящую стрелу по широкой дуге. Его примеру последовали другие часовые. Десятки стрел набрали высоту, а затем устремились вниз, освещая пространство перед стеной. Римляне увидели сотни голых, раскрашенных синей краской, размахивающих оружием, бегущих к частоколу пиктов. Многие из них тащили лестницы, а одна группа – здоровенное, заостренное бревно – таран. Увидев, что они обнаружены, пикты издали многоголосый воинственный рев.

« Как же их много! Не меньше тысячи – мысли стремительно проносились в голове Гордиана. – Кланы объединились? Кейлтран существует? Сейчас не время…»
- Лучники! – голос центуриона  перекрыл вопли пиктов, – по первому ряду! Пли!

Зазвенели тетивы. Рой стрел со свистом полетел от стены. Первый ряд варваров был скошен почти полностью. Пикты ответили яростными воплями и  более плотным залпом стрел. Многих легионеров снесло со стены. Гордиан видел, как стоящему рядом часовому пробило стрелой шею.
« Так нам их не удержать!»
- Легионеры! Щиты!
Раздался стук. На частоколе выросла стена из прямоугольных щитов. Гордиан подхватил пилум6 и щит убитого часового. Несколько  лестниц варваров уперлись в частокол. Таран гулко ударил в ворота. Гордиан посмотрел вниз, внутрь лагеря. У ворот стояли десятка два легионеров под предводительством Бадварда. Гордиан обернулся в сторону нападающих. Прямо под ним, по лестнице, карабкался варвар, размахивая топором. Центурион метнул пилум прямо в перекошенное, покрытое синей краской, лицо пикта.

Многие нападавшие были вооружены длинными копьями. Они упирали их в щиты легионеров и просто сталкивали солдат вниз, в лагерь. Строй ломался. В прорехи устремлялись пикты. Некоторые оставались на стене добивать римлян, другие прыгали внутрь лагеря. Трещали ворота…
Гордиан скатился по лестнице вниз и встал рядом с Бадвардом.

- Хреново дело! – сказал декан. – Этих синих уродов слишком много!
Гордиан оглядел стоящих рядом легионеров. Все они были ветеранами, прошедшими многие битвы. Бадвард умел подбирать людей для  опасных дел.

- Воины! – Гордиан обращался ко всем сразу. – Когда ворота рухнут, мы побежим навстречу варварам. Дикари этого не ожидают. Мы попробуем пробиться из лагеря или погибнем, как римские легионеры! Все вы знаете, что пикты делают с пленными. Все готовы?
Ответом ему стали удары мечей о щиты. Гордиан обернулся к воротам. Послышался глухой удар.
- Легионеры! Клин! – скомандовал центурион.

Воины построились клином. Острие клина составили три человека – Гордиан, Бадвард и великан-Тит. Раздался еще удар. Доски ворот затрещали.
- Сейчас начнется, – сказал Бадвард. – А знаешь, я бы сейчас…
Договорить ему не удалось. Очередной удар снес створки ворот с петель. В проем ринулась лохматая, бородатая толпа пиктов, вопя и размахивая оружием.
- Легионеры! Вперед! – крикнул Гордиан.

Варвары, не имеющие понятия о строе и дисциплине, толпились в проеме ворот, мешая друг другу. Бронированный клин римлян врезался в пиктов, просто сшибая с ног и топча передних дикарей. Гордиан, низко наклонив голову и выставив  щит, бежал вперед. Он чувствовал удары тел и перепрыгивал через павших. Отряд легионеров выдавил пиктов из ворот, так и не окропив кровью мечи. Им удалось пройти еще несколько метров, когда варвары опомнились…

Гордиан отбил фулькатой топор пикта и врезал ему по виску краем щита. Тот упал, как подрубленное дерево. Рядом Бадвард, крича что-то на родном языке,  рубился двумя мечами. Титу – Великану пробили грудь  тремя копьями. Пикты  пытались поднять его на древках, но даже у троих, у них, не хватило сил.

« Кажется все…» - подумал Гордиан без страха и сожаления. Он превратился в машину. Парирование удара мечом, ответный удар щитом, парирование щитом – удар мечом. Это все, ради чего он сейчас жил. Очередной пикт решил сменить тактику. Он оттолкнулся от земли древком копья, высоко подпрыгнул и обеими ногами ударил в щит Гордиана. Центурион упал, пикт навалился сверху и придавил руку с мечом. Гордиан выхватил из-за ремней котурна кинжал и нанес один, другой, третий удар в бок врага. Центурион попытался встать.  И тут, на него обрушилась тьма…

***

Гордиан захлебывался. Холодная вода затекала ему в рот и ноздри. Он с трудом разлепил глаза. Серое небо над ним роняло редкие снежинки. Центурион с трудом повернул голову и поморщился от резкой боли в затылке.  Часть неба перекрыла гигантская фигура, снизу казавшаяся черной.

- Очухался, – раздался голос Бадварда, – я же говорил! Башка у центуриона крепкая! А вы, собаки, предлагали бросить  его!

Гордиан приподнялся на локтях, чтобы лучше разглядеть декана и тех, к кому он обращался. Голову снова поразила в затылок острая боль, а к ней добавилась тошнота. Они находились  на маленькой полянке, посреди сумрачного леса. Бадвард  стоял справа от него и держал в руках шлем.  Видимо из него декан лил воду на голову Гордиана. Чуть подальше стояли пятеро легионеров. Гордиан собрался с духом и стал подниматься. Бадвард протянул ему руку, но центурион  жестом отказался от помощи. Он должен был встать сам. Ему это удалось. Постоял, борясь с тошнотой и головокружением, ощупал повязку, туго облегающую лоб. Наконец, решился открыть рот. Но вместо слов из пересохшей глотки Гордиана вырвалось лишь тихое шипение. Бадвард протянул ему шлем с остатками воды. Напившись,  Гордиан, наконец, смог четко сказать:

- Докладывай!
- Нам удалось пробиться. Но мы оставили там, у ворот, пятнадцать своих товарищей. Тебе по голове прилетела здоровенная каменюка и ты потерял сознание.

- Ты тащил меня на себе? – спросил Гордиан. Бадвард в ответ лишь кивнул. Оба помолчали. Гордиан не благодарил. У них были давние долги друг перед другом. Римлянин не раз спасал жизнь тевтону, а тот ему на этой бесконечной войне.

- Где мы?  - спросил Гордиан.
- К востоку от лагеря. Двигаемся в сторону форта Юлия Итала.
- Строиться! – приказал Гордиан.

Выжившие легионеры выстроились в ряд. Бадвард  справа и чуть впереди. Гордиан  внимательно осмотрел воинов. Всех их он знал в лицо. Все они были ветераны и все были ранены в прошедшем бою. У шутника Луция Секунда  была замотана грязной тряпкой голова, как и у худого Антония Валета, вечно играющего в кости и вечно проигрывающего. Коренастый Лонгин Приск, также азартный игрок, опирался всем весом на правую ногу – берег левую, забинтованную  выше колена. Из-под панциря рыжего бритта,  Оуэна ап Афалаха, расплывалось по тунике кровавое пятно. Левая кисть лысого Ветурия Гемеллуса была замотана в несколько слоев, но и через них проступало  красное. И, наконец,  Бадвард. Кожу тевтона во многих местах покрывала грязь и запекшаяся кровь, но видимых повреждений Гордиан не заметил.х, что надрали задницы восточным варварам в ущелье!

Ответом ему были смущенные смешки. 
« Знают ли они о Фермопилах? – подумал Гордиан.- Надо попробовать по - другому».
- Сам Плутон не захотел вас брать в свое подземное царство! Он знает – в поисках вина и шлюх, вы перевернете всю его вонючую дыру!

На этот раз легионеры оценили шутку. Все улыбались  до ушей.
- Я знаю! Вы хотите отомстить за павших товарищей! – продолжил Гордиан. – Но сейчас главное предупредить остальные римские лагеря. Мы можем пойти на юг – в Британию, или на восток – к форту Юлия Итала. Но пикты тоже понимают это. Они будут искать нас именно в этих направлениях! Поэтому лучше пойти на север или запад. И через такое дерьмовое место, в которое варвары два раза подумают, прежде чем сунуться!

Центурион внимательно оглядел ряд легионеров и задержал взгляд на бритте.
- Оуэн ап Афалах! – обратился к нему Гордиан.– Ты с юных лет воевал в этих местах вместе со своим племенем. Ты даже был в плену у пиктов. Знаешь ли самый поганый отстойник в  этих местах?
- Нет, центурион – ответил легионер.
Никто не заметил движения Гордиана. В один прыжок он оказался возле Оуэна, схватил его за ворот панциря и притянул к себе.
- Послушай, бритт, – тихо сказал Гордиан. – Я так долго прожил на свете, потому что умею читать по лицам врагов. Твои свиные глазки посмотрели налево. Ты лжешь! Советую  сказать правду! Развязываю языки я не хуже, чем читаю по лицам!

Гордиан оттолкнул от  себя легионера. Оуэн посмотрел ему прямо в глаза  и сказал:
- Ты прав, центурион! Есть такое место. Запретный лес! Друиды там приносят в жертву людей. Пикты не сунутся туда. Для них это место – гейс7. Но я и нам не советовал бы туда идти. Особенно сегодня…
- Почему? 
- Сегодня Самуин8. Ночь, когда открываются ворота загробного мира. Говорят, эти ворота расположены как раз в Запретном лесу.
- Молодец, легионер! – Гордиан засмеялся – То, что нужно! Пикты суеверны, как старые бабы, и вряд ли сунуться за нами. Где этот лес?
- На северо-западе. В десяти лигах пути, – Оуэн хотел  что-то добавить, но встретился глазами с Гордианом и промолчал.
- Легионеры! – крикнул Гордиан – мы пойдем на северо-запад, в лес. Пройдем через лес и повернем на юг. Мы здорово натянем нос раскрашенным псам!
Он перевел дыхание и  скомандовал:
- Осмотреть оружие! Встать в походную  колонну! Шаг – маршевый! Вперед! Пошли!
Снег повалил гуще…

***

Был четвертый час пополудни, когда они приблизились к кромке Запретного леса. Быстрой рысью, полубегом, полушагом  легионеры преодолели лес,  окружавший лагерь, и пустошь за ним. Летящий снег должен был скрывать  их от врагов, но Гордиан думал, что они двигаются слишком медленно – сказывались раны, полученные ими в ночном бою. Центурион поднял руку, и воины остановились, шумно дыша.

Они разглядывали спасительный лес. Черные деревья образовывали плотную стену. На ветвях не было листвы, хотя соседние леса ее сохраняли. Под кронами царил полумрак, а у корней деревьев лежало множество поваленных стволов. На границе леса, как одинокий страж, стоял огромный серый валун. Гордиан приблизился к нему. На боку камня он увидел множество борозд. При внимательном рассмотрении они складывались в рисунок. Чья-то вытянутая хищная морда скалилась  на длинной тонкой шее. Тело  неведомой твари не было изображено. Гордиан подозвал Оуэна и показал на рисунок. Тот пожал плечами:

- Я не знаю что это. Иногда видел на других камнях. Пикты никак не называют его. Просто зверь. Пиктский зверь.

Гордиан хмыкнул. Он обернулся к легионерам:
- Вперед! Передохнем, когда заберемся в лес поглубже.
Они вступили под сень Запретного леса.

***

Царила полная тишина. Легионерам постоянно приходилось перебираться через поваленные стволы и валежник. Зато не было  кустов и молодой поросли. Лес состоял из мертвых деревьев. Жизнь здесь встречалась в виде серых лишайников и ядовито-зеленого мха, облепивших стволы и ветви деревьев. На земле росли огромные, полупрозрачные поганки, а ветви деревьев часто окутывала многослойная паутина. Однажды, Гордиан услышал, как что-то многоногое, прошуршало под кучей поваленных сучьев. В воздухе висел запах гнили. Снег падал бесшумно и таял на черной земле.

- Это точно проклятое место, – сказал Бадвард, пиная очередную поганку. Гордиан повернулся к  нему, чтобы ответить, но его опередили…

Громкий, полный безысходной  тоски вой, пронесся среди ветвей Запретного леса. Он звенел, переливаясь всеми оттенками скорби, достиг  невероятной высоты и внезапно оборвался. Легионеры с одинаковым выражением ужаса смотрели друг на друга. Кто-то  схватился за меч, кто-то за оберег. Бледный Бадвард (таким Гордиан его еще не видел) прошептал:
- Это была женщина. Точно женщина! И я думаю, что она…
- Она что? – быстро спросил Гордиан. Он ощутил, как незнакомое чувство – паника, затапливает его разум.
- Она совершенно безумна – ответил Бадвард, глядя в глаза центуриона.
- Это бошента – сказал Оуэн. Все повернулись к нему.
- Кто? – спросил Гордиан.
- Дух женщины. Предвестник смерти. Услышавший ее плач вскоре умрет…
Гордиан обвел взглядом легионеров. На их лицах он увидел ужас.  Выражение, которого не могло быть у ветеранов.

- Эй, парни! Чего сопли распустили? – Гордиан уверенно изображал бесшабашность. -  Мало ли баб вы заставили выть в своей жизни? Точно говорю! Это какая – то сумасшедшая девка, которая по собственной глупости забрела в лес. Если мы ее найдем, то заставим стонать на другой лад!
Центурион с  удовлетворением заметил, как ужас в глазах воинов начал отступать. Он решил продолжить, нажать и взнуздать легионеров.

- Мы все еще на службе императора и Рима! У нас есть задание. И мы его выполним! Двигаемся дальше, если не хотите отморозить задницы в этом лесу.

Краем глаза Гордиан заметил  движение. Он повернулся и увидел, как под деревьями скользнула и пропала  какая-то тень. « Барсук или лиса,»- подумал Гордиан. Обернулся к легионерам  и нарочито весело крикнул:
- Вперед, неженки!
Они двинулись вглубь леса. А лес, казалось, поглощал их…

***

Ряды деревьев, упавшие стволы, через которые  надо было перелезать, падающий снег – все это разворачивалось бесконечной картиной перед ними. Бадвард часто смотрел на небо. Гордиан  понимал, в чем дело. Положение солнца не менялось на протяжении часов. Легионеры молчали, но центурион чувствовал – они все подавлены и напуганы. Заметив впереди небольшую поляну, он сказал:
- Все! Привал!

Воины повалились на землю вокруг большого дерева. Антоний достал кожаный стаканчик с игральными костями. К нему тут же подсел Лонгин. Гордиан не вмешивался. Пусть отвлекутся привычным способом. Ветурий обратился к нему:

- Центурион! Мне нужно облегчиться!
Гордиан кивнул:
- Оуэн! Пойдешь с ним. Чтобы варвары не хвастались, что смогли застать римского легионера с голым задом!
Все рассмеялись. « Все не так плохо,» - подумал Гордиан.

***

Оуэн и Ветурий  углубились в лес. Лысый легионер шел вперед стремительно,  будто спешил к конкретному месту. Бритту это скоро надоело:
- Лысый! Ты вроде хотел опорожниться. Передумал? Или ты стеснителен, как девственница?
Ветурий злобно взглянул на него и пошел к дереву со склоненным стволом.
- Стой! – крикнул Оуэн.
Ветурий резко остановился. Дерево перед ним со стоном рухнуло на землю.
- Проклятье!- Ветурий обернулся и посмотрел на Оуэна. Тот улыбался.
- Ну ладно! -  с вызовом крикнул Лысый и перешагнул через упавший ствол. Он вынул меч из ножен и с силой воткнул в землю. Затем присел на корточки рядом с мечом. Закатывая полы туники, Ветурий проворчал:
-  Сейчас моя задница расскажет все, что я думаю об этом месте!

***

Оуэн стоял спиной к упавшему стволу, за которым устроился Лысый. Он внимательно смотрел по сторонам. Этот лес вызвал странные чувства и будил воспоминания. Воспоминания, от которых он наделся избавиться. Но все постыдное, вся душевная плесень упрямо всплывала перед глазами.

В молодости Оуэн и еще один парнишка из их племени попали в плен к пиктам. Как раз в этих местах. Выкуп за них не заплатили, и пикты превратили их в рабов. Оуэну и его другу давали самую грязную и тяжелую работу, не кормили, издевались… Наконец, им повезло сбежать. Пикты преследовали их. Товарищ Оуэна подвернул ногу, и бритт бросил его. Оуэн спасся, парнишка – нет. Пикты убивали беглецов, в назидание другим.

Почему это упрямо лезет в голову именно сейчас? Оуэн спас свою жизнь. Потащил бы собрата по несчастью – убили бы обоих. Волосы на затылке бритта зашевелились. Он почувствовал, как холод коснулся сзади его шеи. «Ветер? Нет здесь никакого ветра».

Не оборачиваясь, бритт понял, сзади, там, где присел Ветурий, кто-то есть. Что-то большое, сильное и голодное. Оуэн коснулся рукояти меча, но тут же отдернул руку, будто обжегся. Меч здесь не поможет. « Главное, чтобы  Это не догадалось, что  я знаю о его присутствии. Главное, чтобы оно не обращало на меня внимание. Пусть забирает Лысого, а меня не трогает!» - будто молитву повторял Оуэн. Он зажмурил глаза,  чтобы не видеть  Это, если Оно решит подобраться к нему.

И тут бритт почувствовал спиной и затылком, что Оно исчезло. От облегчения он чуть не рассмеялся. « Возможно, мне почудилось! Возможно с Ветурием все в порядке,» - Оуэн понимал, что врет сам себе. Но все же, он подошел к поваленному дереву. За ним он увидел только воткнутый в землю меч…


***

Гордиан видел, что Бадвард все время пялится на небо , а  иногда переводит  взгляд на центуриона. Будто говоря: « Ты видишь тоже, что и я? Ты понимаешь, что происходит?». Гордиан не хотел говорить на эту тему прямо сейчас, поэтому, когда Бадвард все же решился открыть рот, быстро сказал:
- Эй, Луций! Давай-ка расскажи нам шутку!
Легионер, которого раньше нужно было просить, чтобы он заткнулся, теперь молчал.
- Ну, давай! Не заставляй себя упрашивать! -  настаивал Гордиан.

Луций нехотя заговорил:
- Легионер идет по полю недавней битвы. Все оно завалено телами павших. Ни одной живой души. И вдруг слышит: « Брат! Брат!». Легионер идет на голос и видит такого же легионера, лежащего на земле и всего изрубленного. « Брат! Добей меня, брат!»- просит покалеченный. Легионер, недолго думая пронзает его копьем, поворачивается и идет дальше. « Спасибо, брат!» - слышит он за спиной.
Гордиан заставил себя рассмеяться. Остальные промолчали. Лишь Бадвард хмыкнул. Из-за деревьев вышел Оуэн.

- Где Лысый? – крикнул ему Гордиан.
- Исчез, - тихо ответил бритт.
-Что? – Гордиан вскочил. Он посмотрел в глаза Оуэну. Этот рыжий давно его раздражал. Следующий вопрос Гордиан так и не задал. Он заметил какое-то движение за спиной бритта. Сначала центуриону показалось, что у дерева, стоящего за Оуэном,  двоится ствол. Приглядевшись, он понял – какая-то тень выползла из-за дерева. Тень на глазах становилась плотной, она казалась стремительной и в ней, явно, жила упругая сила. Оуэн перехватил взгляд Гордиана.

- За моей спиной кто-то есть? – слабым голосом спросил бритт. Он резко повернулся и произнес одно слово:
- Дханбар-ку!
Тень, будто слово Оуэна было для нее приказом, сорвалась с места. Она оказалась стремительной ,с длинным телом.  Подхватив Оуэна, тень черной молнией проскочила между легионеров и исчезла в чаще.
- Легионеры! К оружию! В круг! – опомнился Гордиан. Они встали спиной к спине выставив мечи. Гордиан внимательно оглядывал лес. Ничего не происходило. Наконец, он спросил:
- Кто-нибудь рассмотрел эту тварь? Оуэн сказал какое-то слово…
- Дханбар-ку, – ответил Бадвард, – это значит «водяная собака». Так местные называют выдру.
Гордиан рассмеялся:
- На нас напала выдра-переросток! Появись она снова, у меня будет возможность обзавестись зимней шапкой!
- Я слышал легенды, – Бадвард был серьезен, – местные рассказывают об огромных выдрах, живущих в  озерах и таскающих людей и скот. Но эта тварь- что-то другое. Она просто напомнила Оуэну старую легенду.

- На сегодня хватит сказок, друг, – Гордиан хлопнул декана по плечу.
- Выдра или нет, я уверен, она не скоро объявится. Тварь утащила Рыжего и, видимо, до этого угостилась Лысым.  Пока она сыта, надо двигаться дальше.
- Куда? – такой вопрос задать центуриону мог только Бадвард.
- К краю этого проклятого леса!
- У этого леса, возможно, нет края! Мы движемся по кругу. Солнце не движется, время остановилось.
- Значит, будем стоять здесь! Пока не подохнем от голода или не вернется голодная выдра! – Гордиан впервые не сдерживал эмоций.
- У леса нет конца, но начало было! Мы ведь вошли в него.
Гордиан вздохнул:
- Ты прав, Бадвард. Легионеры! Двигаемся на юго-восток!
Центурион взмахнул рукой и рубанул фулькатой по соседнему дереву. По коре потек черный, пенистый сок.
- А это, чтобы мы не ходили кругами!


***

Переставлять ноги, время от времени наносить на стволы метки фулькатой – это все, на что хватало Гордиана. Они шли по лесу, не соблюдая строя и не сильно беспокоясь о направлении. Гордиан чувствовал себя опустошенным.  В голове не было ни одной законченной мысли. То, что случилось с ними, само это место противоречило  всему, что центурион знал о мире. Иногда он думал о том, сколько они идут  по лесу. Часы, недели, вечность? Кажется, он бормотал себе под нос. А кто-то шептал ему в ухо: « Лес… лес… лес…»

Не раз в коре деревьев Гордиан различал нечеловеческие лица с распахнутыми в неслышимом крике ртами. Какое-то черное существо с перепончатыми крыльями пролетело сквозь ветви, над его головой. Однажды, два красных глаза взглянули на центуриона из- под корней. Его уже тошнило от видений. Но были ли это видения? Видели  другие тоже, что и он? Гордиан огляделся по сторонам и понял, что вырвался вперед. Остальные трое плелись сзади. Трое? Их должно быть четверо. Гордиан остановился. За ним шли Бадвард, Антоний, Луций. Лонгин исчез.

- Стой! – крикнул Гордиан, – где Лонгин?
Легионеры удивленно посмотрели на него. Затем, оглянулись по сторонам. Они напоминали людей, очнувшихся от обморока. Гордиан подошел к воинам:
- Луций! Ты шел рядом с Лонгином и не знаешь где он?
- Я не знаю… Он, кажется, остановился, чтобы поправить котурн. Я не заметил…
- Твою мать! – лицо Гордиана превратилось в маску ярости, – ты на службе, легионер! Даже если находишься в пиктской дыре! Как только мы выберемся отсюда… Знаешь, что я сделаю с твоей шкурой?
Лицо Луция тоже сменило выражение. Но если Гордиан напоминал разъяренного пса, то Луций – загнанную в угол крысу.

- Выберемся? – Луций изобразил смех, – только не с тобой, центурион! Ты, завел нас в это проклятое место! Мы должны были погибнуть еще там, в лагере. Вместе с нашими товарищами. Но вместо честной смерти мы вынуждены подыхать в брюхе демона! Ты - трус, Распинатель!
Услышав последнее слово, Гордиан рыкнул и выхватил меч. Луций отскочил назад и обнажил свой клинок.  Бадвард также с мечом в руке встал рядом с Гордианом. Антоний остался на месте.
- Шутки кончились, Шутник! – сказа Бадвард. – Опусти меч! Ты все равно его держишь, как баба! Давай! Бросай оружие! Иначе, мы с Гордианом разорвем тебя на части!

Взгляд Луция заметался. Он понимал, что с двумя лучшими бойцами легиона ему не справиться.
- Игрок! – крикнул Луций Антонию – Пойдем со мной! Эти двое безумцев заведут нас в ад!

Антоний не  шелохнулся. Зато Бадвард и Гордиан одновременно шагнули в сторону бунтующего легионера. Луций отступил назад, затем повернулся и побежал. Он успел сделать лишь несколько шагов. Из-за ствола ближайшего дерева метнулась длинная и узкая тень, широко распахнула черную пасть, схватила Луция за руку и также стремительно скользнула за деревья с добычей.

Трое выживших, не сговариваясь, встали спина к спине и выставили оружие. Как и в первое появление твари, потянулись минуты тишины. Гордиан решил пошевелиться,чтобы расправить затекшие от напряжения мышцы. И в этот момент Бадвард обрушил рукоять своего меча на голову Антония. Тот, без звука, свалился под ноги Гордиана. Центурион оторопело уставился на декана. Бадвард положил ему руку на плечо и быстро сказал:

- Слушай внимательно! Времени мало! Тварь никак не может насытиться. Но  поглощение жертвы занимает какое-то время. Пока чудовище занимается Игроком, мы сможем пробежать изрядное расстояние. Возможно, добежим до края леса. Если тварь нагонит нас раньше, попробуем сразиться!
- Почему мы не можем дать ей бой сейчас?
- Потому что это лишь способ достойно умереть!

Бадвард рассмеялся, хлопнул Гордиана по плечу и побежал в чащу. Мгновение спустя, Гордиан последовал за ним. Они бежали в сторону, которая казалась им югом.


***

Деревья неслись стремительно. Гордиан, не глядя, перепрыгивал упавшие стволы и кучи валежника. Бадвард все время был впереди. Сколько они так пробежали, центурион не знал. Но сузившиеся горло со всхлипом  заглатывало воздух, глаза жгло от пота, в боку кололо, а ног Гордиан не чувствовал. Он уже хотел сдаться и попросить Бадварда о передышке, но тут тевтон внезапно остановился сам. Бадвард поднял руку, приказывая центуриону замереть, а сам опустился на одно колено за стволом ближайшего дерева. Гордиан  последовал его примеру.

Протерев глаза и отдышавшись, Гордиан сосредоточился на том, что привлекло внимание Бадварда. Впереди, среди деревьев, он увидел дома – несколько деревянных хижин. Бадвард в течении получаса, не шевелясь, изучал дома. Наконец, не заметив никакого движения, тевтон, пригнувшись, двинулся к хижинам. Гордиан также бесшумно последовал за ним.

Они вышли на небольшую поляну с дюжиной  бревенчатых домов с соломенными крышами. Впрочем, крыши были не у всех. По поселку явно прошелся огонь.  Пламя оставило следы на стенах домов. Некоторые хижины были сожжены почти д



Ключевые слова: проба пера

Отзывы




Оставляя отзыв, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей







Добавить информацию
Ваша роль на сайте?

Забыли пароль?
Регистрация

Екатеринбург
Челябинск
Уфа
Пермь
Ижевск
Нижний Тагил
Тюмень
Москва
Санкт-Петербург