Из первых уст. О работе социального педагога. Интервью

Опубликовано: 16.06.2015
Просмотров: 908

Социальная работа с подрастающим поколением – деятельность, заслуживающая особого уважения. Когда родители не успевают или не желают справляться со своими детьми, ответственность за их психо-эмоциональное развитие автоматически ложится на плечи специалистов: психологов, воспитателей, учителей. А что думают о важной работе сами специалисты?

Подробнее о своей работе в качестве социального педагога МБУ центра социального обслуживания молодежи КМЖ «Надежда» согласилась рассказать Мария Анкудинова. Еще на тестах в школе и на опросах профориентации рекомендуемая для Марии работа была в области «человек-человек». На третьем курсе УрГУ (ныне УрФУ) по специальности «социальная работа» начались практические занятия: рейды по неблагополучным семьям, плотное общение с детьми, подростками, пожилыми людьми. Именно тогда к Марии пришло осознание, что работа с людьми – это её предназначение. Сегодня она руководит оздоровительно-трудовым отрядом, который вместе с "вожатой" можно встретить в парке Юго-Западного района, убирающими мусор в качестве трудовой составляющей летней программы для молодежи.

УралСтудент:  С какой возрастной группой Вам легче получалось и получается работать?

Мария Анкудинова: Я работала и с совсем малышами, младенцами, и с пожилыми людьми, и могу легко найти контакт со всеми, но все-таки полезнее моя работа именно с тинейджерами. Да и работать с подростками от 14 до 18 лет намного интереснее. С ребятами такого возраста сейчас и занимаюсь.

УралСтудент:  Это как раз растущая молодежь, которую старшее поколение ругает, мол, "не та молодежь пошла". Вам, как педагогу, должно быть виднее, оправданно ли ругают подрастающих или не все так плохо?

Мария Анкудинова: Молодежь просто другая. Не хуже и не лучше. Да, отчасти из-за американизации российского образа жизни они переняли некоторые черты: несобранность, раскоординированность, зависимость от гаджетов. Они не мыслят широко, и их интересы по большей части материальны. Но они по-прежнему отзывчивые, добрые, любят участвовать в мероприятиях.

Мария не только занимается обеспечением культурной и трудовой занятости ребят, но и несет, как педагог, ответственность за психологическое состояние подростков.

Мария Анкудинова: Я делаю все, чтобы подросткам было комфортно в моем трудовом отряде. С 8 утра до 15 дня они заняты — сначала убирают в парке, потом - культурная программа, либо они участвуют в выступлениях-мероприятиях, либо ходят в музеи, цирк и т.д.

УралСтудент: На вашей практике случалось, что родители были против участия ребят в отряде? 

Мария Анкудинова: Не все родители успевают следить за своими детьми, разрываясь между заработками на жизнь и собственными проблемами. Но есть и те, кто сознательно ограничивает ребенка в социальной жизни, не считая полезной деятельностью для него ни уборку в парках, ни участие в мероприятиях. И тут мы наблюдаем явный эффект ножниц: социальные работники не могут без разрешения родителей заниматься развитием детей, но родители не желают сами и не дают согласие на деятельность специалиста. Тут уже мы бессильны.

УралСтудент:  Отслеживаете ли Вы соотношение благополучных/неблагополучных детей в своем отряде?

Мария Анкудинова: Отслеживать проценты – не цель, примерно это 50/50. Наша задача - убрать "границу" между ребятами. Поначалу она заметна сильно. У подростков из разных социально-экономических слоев разные интересы, другой язык общения.  Они по-разному доносят свои мысли. Но чем хуже ситуация в семье, тем сильнее подростки тянутся к социуму и мероприятиям. Для них интересны походы в музеи, цирк, театр, новые впечатления. Да и ребята в отряде все поддерживают друг друга. Например, у нас был 16-летний парень, который совершенно ни с кем не говорил, бродяжничал. Но в отряде к нему отнеслись очень тепло, подбадривали и поддерживали. Подростки быстро адаптируются к среде большинства. Если в отряде больше благополучных детей, то они подтянут до своего уровня нуждающихся в этом.

УралСтудент: Поддерживаете ли вы связь с подростками из предыдущих отрядов? Отслеживаете ли их судьбу?

Мария Анкудинова:  Да, я до сих пор общаюсь почти со всеми. С некоторыми я по-настоящему подружилась. Сейчас это успешные люди: талантливый фотограф Женя, активный и ответственный педагог Олеся, искусный парикмахер Лена. Много математиков, физиков и дизайнеров.

УралСтудент:  Где вы черпаете энергию для своей работы? Ведь для того, чтобы делиться своей душой, нужно много моральных и эмоциональных сил.

Мария Анкудинова:  Дети очень много отдают в ответ, и многие говорят, что я и выгляжу моложе. Но, тем не менее, восполнить энергию мне помогают простые радости жизни: поездки, спорт, путешествия.

УралСтудент: В фильме «Дивергент» подростки определяют свое призвание, а потом всю жизнь занимаются одним делом, независимо от правильности решения. Считаете ли вы такую схему утопичной или она была бы полезна в наших реалиях?

Мария Анкудинова:  Думаю, что подросткам нужно помогать найти себя, как можно раньше разглядев в каждом свой талант, чтобы человек не мучился потом всю жизнь от неправильного выбора. Частично схема самоопределения «на всю жизнь» может быть применима, но при полной уверенности, а этого пока мы достигнуть не можем.

А мы надеемся, что деятельность специалистов по социальной работе будет и дальше такой же продуктивной и наполненной энтузиазма.  

Беседовала Елена Мышкина.

Фото из личного архива Марии Анкудиновой.


 Ural Music Night в Уральском музыкальном колледже. Интервью

ЕГЭ. Интервью с преподавателем русского языка и литературы

Интервью с группой «LoriLori»

Интервью с экспертом по промышленной безопасности




Отзывы




Оставляя отзыв, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей







Добавить информацию
Ваша роль на сайте?

Забыли пароль?
Регистрация

Екатеринбург
Челябинск
Уфа
Пермь
Ижевск
Нижний Тагил
Тюмень
Москва
Санкт-Петербург