Александр Ерахтин. Цветограмма

Опубликовано: 03.05.2013
Просмотров: 1083

Мы часто говорим, что точно знаем, чего хотим, где мы хотели бы жить и кем мы собираемся стать. Но жизнь и судьба часто оказываются совсем не такими, какими мы их себе воображаем и совсем далекими от наших мечтаний и снов. Никто не может заглянуть в будущее и сказать, что произойдет, например, через час, да что там, даже через минуту. Жизнь полна неожиданностей и удивляет нас день ото дня. Одна из таких неожиданностей произошла со мной, об этом я и хочу вам рассказать.

Глава 1.

Так получилось, что судьба забросила меня  в удивительный и необычный мир,  к совершенно загадочным людям. Я побывал в одной из общин современных отшельников в солнечной Испании. Называлась она «Tranquilidad» («Спокойствие»). Жители этой общины, всего 3 семьи, отказались от всех современных благ и технологий и решили вести полностью отличный от нашего образ жизни. Главными их занятиями стало скотоводство и сельское хозяйство. У них не было ни электричества, ни водопровода - они полностью слились с природой.

Поначалу я думал, что мне не разрешат остаться в этой деревне, так как я могу нарушить весь их привычный образ жизни, но одна из семей отнеслась ко мне очень гостеприимно и разрешила провести у них неделю. Семья эта состояла из 5 человек: папа, мама и трое детей. Главу семейства звали Икар, его жену - Ноа, а ребятишек- Пилар, Алехандра и Хорхе. 
В первый же день Икар поведал мне о своей жизни. Оказалось, что раньше он владел отелем на побережье Коста-Брава и был весьма успешным бизнесменом, он быстро разбогател, женился на  Ноа и стал отцом.

Молодой богатый бизнесмен с крепкой семьей, - что же заставило его бросить свое дело и жить, как первобытный человек? Естественно, я не мог не задать этот вопрос, не будь я  «Curioso» («Любопытный»). Икар мне рассказал, что однажды ему попалась смета о расходах отеля. Цифры потребленной пищи и отходов потрясли его. Тогда он понял, насколько человечество бесцеремонно относится к окружающему миру и насколько безжалостно высасывает из него все соки. «Если только постояльцы моего отеля съедают 2 тонны рыбы в год и тратят по 500 рулонов туалетной бумаги в месяц, то насколько масштабные разрушения мы приносим нашей планете?»- подумал он. Он навел некоторые справки, после чего твердо решил продать свой бизнес и кардинально изменить свою жизнь. Он узнал о «Tranquilidad» и решил присоединиться к ним. «Ноа сначала и слышать не хотела о переезде, она называла меня сумасшедшим и говорила, что с безумцем жить не хочет и не будет. Тогда я растолковал ей и наглядно показал всю мощь человеческой разрушительности. После чего, она все же согласилась. Было видно, что ей эта идея не нравилась и делала он это только, чтоб не расставаться со мной, - рассказывал мне он. - Мы отказались от всего и нисколько не жалеем. Взамен денег я получил крепкую семью, здоровую пищу, любящую жену и близость к природе. Думаю, это не плохой обмен», - смеялся он.

Глава 2.

В первые два дня, я всеми силами пытался привыкнуть к жизни этих людей. Я помогал по хозяйству: колол дрова, обрабатывал небольшое пшеничное поле перед домом, прибирался в сарае, который служил хлевом и, наконец, втянулся в жизнь этого народа. Мы очень много общались и однажды вечером Икар разжег костер и позвал соседей на так называемый «Noche de historias» («Вечер историй»). Соседи оказались такими же приятными и добрыми людьми, как Икар со своей семьей, у них у всех были похожие судьбы и причины, из-за которых они предпочли жизнь в этой деревушке. Но собрались они для совершенно другого дела. «Мы хотим поведать тебе наши легенды. Как ты уже заметил мы своеобразный народ со своими представлениями о жизни. Поэтому у нас есть свои мифы», - объявили они. В глиняную кружку мне налили домашнего вина, накрыли шкурой, неизвестного мне животного, чтобы я - «избалованный», как меня здесь прозвали, - не замерз, и начали свои рассказы.

«Ты когда-нибудь обращал внимание на то, что есть человеческая личность и внутренний мир? Каждый человек, словно краска. Он имеет свой оттенок, свой цвет и свою насыщенность. Посмотри вокруг, нас окружают миллионы цветов и каждый уникален. Ты легко можешь отличить желтое от голубого и красное от черного. Так же и с людьми. Мы все уникальны, просто кто-то не боится показать свою уникальность, а кому-то проще подстроиться под то общество, в котором он обитает. К сожалению, большинство так и делает, просто живет той жизнью, которую им навязывают. Как видишь, мы не такие, надеемся, что и ты не такой, а теперь слушай, что мы тебе поведаем».

Первая история, которую мне рассказали, была посвящена желтому цвету и так и называлась « Amarillo» («Желтый»). Мне объяснили, что желтый - самый яркий для человеческого глаза цвет, и после того, как я услышу эту историю, я пойму, почему ему дано такое название. Я решил не просто слушать, но и записывал все слово в слово, чтобы донести ее до вас.

Amarillo.

Это произошло в особом мире, в мире, где все было серым. По серым улицам ходили серые люди, в сером небе летали серые птицы, а над серым морем садилось серое солнце.
Люди не выражали никаких эмоций, а такого понятия  как любовь в их мире не существовало.

Однако, было в этом мире место, где можно было найти настоящие радость, любовь и краски. Это был родильный дом. Каждый житель серой планеты рождался ярким и сверкающим всеми красками. Свет от младенцев был настолько ярким, что всему персоналу, приходилось ходить в специальных защитных очках. Впрочем, со временем младенцы меркли и становились такими же серыми, как и все остальное. Но этого не произошло с одной маленькой девочкой.

Ее, как и всех после рождения, отнесли в серую комнату, чтобы она потухла вместе со всеми. Прошли день, неделя, а потом и месяц, но она все также ярко сверкала и переливалась, словно фейерверк. Это событие не на шутку взволновало ученых серой планеты, которые тут же принялись изучать этот уникальный феномен. Великое множество опытов и экспериментов было поставлено, но разгадку яркого света малютки они так и не нашли.
Шли годы, девочка росла, и огонь внутри нее разгорался только сильнее. Когда она шла по улице, все окружающие щурились, ветер играл в ее золотистых волосах, а из-под ее ног летели искры. Она озаряла черно-белый мир своим светом, и, казалось, что она должна была пробудить его от сна. Но чем старше она становилась, тем сильнее ее угнетало отсутствие любви и чувств. Все были словно машины, однообразно выполнявшие поставленные задачи. Ей часто становилось невыносимо, и единственным утешением для нее был сон. Да-да сон. Только во сне она попадала в свой мир мечты, полный любви и красок. Там она забывала про все те невзгоды и проблемы, которые окружали ее в этом мире. Когда она спала, то наполнялась новой энергией, и по утрам глаза ее горели ярче прежнего, и она с надеждой думала, что раздвинет шторы и комната озарится ярким солнечным светом, но этого не происходило.

Дни ее были однообразны. По утрам она светилась в толпе снующих туда-сюда людей по пути на работу, а после работы она шла на побережье, смотрела на звезды и слушала шум прибоя. Все это напоминало ей о мире ее мечты.

Тут Икар прервал свой рассказ и воскликнул, что забыл сказать мне самое главное. «Ты сам-то думал когда-нибудь, что такое сны? Мы вот считаем, что сон - это просто другая Вселенная, где мы тоже живем, как и здесь. Когда мы засыпаем, то просыпаемся в той Вселенной, и то, что мы видим во сне, это всего лишь наша жизнь в другой Вселенной, а когда мы просыпаемся, то засыпаем в той Вселенной и наша жизнь, становится сном для нас из другой Вселенной. Ты молодец, что записываешь, подумай потом на досуге. Теперь я могу продолжать», - и он продолжил.

Однажды случилось так, что ночью ей не приснилось ни одного сна. Она проснулась взволнованная и подавленная. В этот день глаза ее не горели, как обычно. Она медленно шла на работу, а после нее на побережье, села на песок и посмотрела на звезды. Она смотрела долго и вдруг заметила, что одна звезда стала гореть намного ярче остальных. Она словно раскалялась. Вскоре ее свет стал озарять все вокруг и подул сильный ветер. Она встала и неподвижно смотрела на происходящее. И тут случилось чудо, она стала разлетаться по маленьким крупицам, рассеялась на ветру и улетела.

Куда же она улетела? Она улетела в свои сны, в тот мир, о котором она мечтала и где была счастлива. Но она не забывает и про серый мир. Говорят, что она часто заглядывает туда и после этого остается радуга, которая быстро рассеивается на радость серым людям, их пугают яркие краски.

На этом Икар закончил и взглянул на меня. «Понравилось?» - спросил он. «Не то слово!» - ответил я. «Теперь ты знаешь, откуда берется радуга! - сказал он и  рассмеялся. - Укутывайся потеплее и выпей кофе, впереди еще одна легенда, мне не хочется, чтобы ты уснул, Избалованный! - говорил он, подбрасывая поленья в костер. - Слушай дальше».

Я едва успел перевернуть страницу в своем блокноте, прежде чем он продолжил. Следующая история называлась «Verde» («Зеленый») и была посвящена цвету, который, как я понял, означал непоколебимость и спокойствие.

Verde.

Эта история  еще более загадочная, чем предыдущая. Главный ее герой и есть самая волшебная  загадка. Это был человек, который провел всю свою жизнь в пути. Он медленно шел, никогда и никуда не спеша. Вокруг строились и рушились дома, менялись поколения людей, а он шел, не зная куда. Часто его кто-нибудь настигал и спрашивал, куда он идет, откуда он и кто он. На все эти вопросы наш герой лишь улыбался и говорил одну и ту же фразу:  «Вы все торопитесь,  а куда - не знаете, торопитесь жить, а зачем - не знаете, торопитесь все узнать, а какая цель - ответить не можете. А что же я? Я просто плыву по течению жизни».

Кто же он был на самом деле, не мог сказать никто, даже он сам. Никто не знал, где он родился и откуда он пришел. Его нельзя было сбить с пути или сдвинуть с места ни толчком, ни даже ураганным ветром. Он медленно шел сквозь толпы людей, шел и в бурю, и в дождь, и в снег. Шел, не взирая ни на что и ни на кого. Тянулись годы, века, а он все шел. У него не было ни семьи, ни детей, ни дома, а он называл себя счастливым. Он шел по миру, обходил разные страны. Люди любили его, и каждый хотел ему помочь, но он не требовал. Часто он видел ребятишек, беззаботно играющих на детской площадке, в следующий раз, проходя в этом же месте, он уже встречал там их детей, также мирно резвящихся, как когда-то веселились их родители, но когда он приходил туда в третий  раз, то на месте детской площадки красовался супермаркет, а на месте парка новый жилой квартал. «Все торопятся», - говорил и он и шел дальше.

Спустя годы, он все же постарел, но блеск в его глазах не погасал. Никто так и  не узнал, кто он, на все вопросы он по-прежнему отвечал своей обычной фразой.

Однажды его окружили в очередной раз и стали расспрашивать. Но  за него заступился один старичок и сказал: «Что вы к нему пристали, разве не видите, что он и есть сама жизнь. Мы все настолько заняты своими глупыми делами, что даже не замечаем, что наша жизнь проходит мимо нас».  Но никто не воспринял его слова всерьез, и все вернулись к своим делам. А старичок остался, долго смотрел вслед уходящему и думал, что один раз жизнь уже прошла мимо него и вот вернулась во второй раз, первый раз он ее не заметил, а теперь уж поздно что-либо менять. На глазах его стояли слезы, но вскоре и он вернулся к своим делам.

А ведь тот человек до сих пор бродит среди нас, твердо и уверенно, как и раньше. Он все также отвечает на все вопросы одинаково и все также идет неизвестно куда.  Но если уж он прошел раз мимо тебя, то не допусти, чтобы это случилось во второй. У каждого жизнь одна и каждому решать, как ее прожить.

«Ты сам не пропустил свою жизнь?» - спросил я у Икара. «Пожалуй, было дело, но во второй раз я этого не допущу, уж очень дорога мне эта жизнь»- ответил мне он.

Я оглянулся.  Дети спали, и решено было разойтись по домам. «Пошли, -
сказал мне он. - Потом еще расскажу тебе кое-что».

***

На следующее утро меня  разбудили в 5:30 утра словами «Buenos dias!  El tiempo de ordeno de la vaca!» («Время доить корову!»). Я поднял себя с кровати с огромным трудом и направился в сарай, где меня уже ждали Ноа и Алехандра. «Nodriza («Кормилица») доим только мы с дочкой, муж считает это не мужским делом, но мы решили, что Вам, живущему в городских джунглях, будет интересно принять участие, - объявила она. - Вот ведро, мойте руки и за работу. Nodriza  добрая, не бойтесь ее». Я был немного шокирован этим сельским развлечением, но Ноа и Алехандра смотрели на меня с такой симпатией и такими добрыми улыбками, что пути отхода мне было искать глупо.

Несмотря на то что Nodriza, по словам Ноа, была доброй коровой, в начале дойки она брыкалась и пыталась сбежать от меня. «Calmate, Nodriza! Por favor! («Спокойно, Нодриза, пожалуйста») А вы не бойтесь, будь с ней более mas!» - командовала Ноа. В конце концов, Nodriza успокоилась, и мне удалось ее подоить. «Очень неплохо для новичка, вы молодец! -похвалила меня Ноа,- Пойдемте завтракать, нас наверно уже заждались».

Завтрак был сытный и абсолютно непривычный для городского жителя. Кофе с домашними сливками, каша из злаков, выращенных на полях перед домом, бутерброды с домашним хлебом и маслом, а на десерт яблоки и вишни. Все ели молча, и только в конце Икар сказал мне: «Сегодня у тебя большой день, ты пойдешь с нами на рыбалку». Это весть обрадовала меня, потому что за три проведенных здесь дня, колка дров и работы по дому мне порядком наскучили, так что рыбалка показалась мне очень увлекательным занятием. Но мои представления мигом рассеялись, когда я узнал, что вся рыбалка заключается в натягивании сетей на целый день и их уборка вечером.

- Что же вы делаете все это время, пока ловится рыба? - спросил я.
- В футбол играем, только никому не слова: Ноа и соседи будут ругаться, - с улыбкой ответил мне он. Новость о футболе взбодрила меня и я понесся впереди всех к морю.

Как такового футбольного поля я естественно не обнаружил. Зато Пилар вытащил из кустов маленькие футбольные ворота. «Все-таки не можешь без цивилизации?» - спросил я Икара. Он улыбнулся своей доброй улыбкой и кивнул мне головой. «Давайте быстро поставим сети и за игру, я всю неделю ждал». - сказал он. Мы разделились на две команды. Я и Пилар против Икара с Хорхе. Играли босиком и вышло что-то вроде пляжного футбола. Я никогда не видел до этого, чтобы так играли. Ребята оказались настоящими мастерами. Мяч у меня долго не задерживался и основную работу в игре выполнял Пилар, который злился на меня за неповоротливость. «Corre, bahia, mas rapido!»- постоянно кричал мне он. После двухчасового сражения мы проиграли 8:5 и уселись на песок. «Как тебе наш футбол, Избалованный?» -спросил меня Икар. Мне было трудно говорить, и я просто поднял большой палец вверх. Вскоре мы опять принялись играть, потом снова отдыхали. В этот раз я уже владел мячом больше. Либо я натренировался, либо команда соперника подустала, я склонялся ко второму фактору. Так мы провели почти весь день, убрали сети и побрели домой. «Небольшой улов, зато поиграли», - говорил Пилар. Все одобрительно кивнули головой. Сначала я шел молча, но потом подошел к Икару и сказал:

- Помнится, ты обещал мне что-то рассказать, что-то interesante» («интересное»).
- Не торопи события, придет время, -ответил мне он.

Больше я в не поднимал эту тему, и он мне так ничего и не рассказал вечером. Женщины сварили уху, мы поужинали и уснули как убитые.

На другое утро, проснувшись, я обнаружил, что нахожусь абсолютно один в доме. Я встал и нашел записку  на кухонном столе: «Избалованный, нас не будет до обеда, позавтракай и присмотри за Nodriza, она пасется перед домом». Я сделал все, что мне было приказано, сел на крыльцо и поглядывал на Nodriza. Тут я обратил внимание, что моя опекаемая стала продвигаться в сторону пшеничного поля. «Надо что-то делать, она все сожрет», - подумал я. По дороге проходил в это время соседский сын Лукас.

- Эй, Лукас, помоги! Нужно ее остановить!- сказал я.
- Не моя забота, - засмеялся он и прошел мимо.

Тем временем Nodriza уже мирно пожевывала ростки пшеницы и мне нужно было срочно ее согнать. Я взял палку и, махая ей, начал кричать: «No, no, Nodriza, te vayas, no! («Спокойно, не надо, Нодриза»)» Как я и ожидал, это не произвело на нее никакого впечатления, тогда я начал прыгать вокруг нее, все также махая палкой и покрикивая. Тут я наступил во что-то мягкое и скользкое и свалился. Это меня окончательно выбило из колеи, и в я отчаянии ударил палкой по это наглой корове. Что было дальше, сложно описать. Сначала дикий рев на всю деревню, а потом она начала испуганно носиться словно лошадь. К моему счастью она не побежала по пшеничному полю, но счастье оказалось недолгим, потому что Nodriza побежала в деревню! Я был готов провалиться сквозь землю, потому что вдали были слышны злые возгласы матушки Лукаса Долорес. «Проклятая корова! Лови ее, Лукас, что встал! Где этот Избалованный, нашли кому доверить!» Через 15 минут я боязливо вышел из своего укрытия и столкнулся с Долорес. «Ты у меня сейчас получишь! Забирай эту тушу! Три горшка разбила у меня, чуть кур не растоптала. Вот Икар придет, все ему скажу, все!», -кричала мне она. Лукас вывел мне Nodriza, которая к тому времени уже успокоилась. Я решил больше не рисковать и увел ее в сарай, а сам вернулся к себе на крыльцо и стал дожидаться Икара с семьей.

Ждать долго не пришлось, они вернулись уже через час и по моему мрачному виду, поняли, что что-то произошло.

- Что натворил? Nodriza потерял? - насторожился он.
- Спроси у Долорес, Nodriza в сарае- уныло сказал я и ушел в дом.

Оттуда я слышал визгливые крики Долорес, которая в красках описывала мой проступок и веселый смех Икара. Скоро он зашел ко мне и сказал: «Натворил ты дел! Но ладно, мне было смешно, да и вообще я думал, что будет хуже, ты молодец, вечером получишь награду». Я был немного шокирован его словами, но повеселел.

Как и в прошлый раз, Икар позвал всех соседей и разжег большой костер. Мне снова налили домашнего вина и укутали в шкуру, несмотря на то, что я сопротивлялся. «Тут ветра сильные, простынешь», - уверяли меня. Я узнал, что шкура в которую я был укутан была подарена Икару его партнером взамен на кусок хамона. 

Сегодня слово было за Марио, мужем Долорес. «Как ты уже, наверное, понял, мы сравниваем человеческий внутренний мир с красками, так вот сегодня я расскажу тебе про человека цвета  «Blanco» («Белый»), это любимый цвет многих людей, но, тем не менее, самый незаметный  среди всех».

Blanco

Когда-то давно родился мальчик. Он рос в большой и дружной семье. Родители его любили и оберегали, дарили подарки и были готовы выполнить любой его каприз. Мальчик рос крепким, пухленьким, но весьма непослушным и избалованным. Когда его наказывали, он закатывал истерики и ненавидел весь мир. Когда ему отказывали в чем-либо, он кричал, что его никто не любит и что он никому не нужен.

Чем старше он становился, тем дурнее был его характер. Друзей у него не было, потому что никто не хотел потакать его прихотям, и он это воспринимал, как ненависть к себе. Он все чаще кричал на родителей, запирался в комнате и делал вид, что горько плачет.

Однажды он шатался по улицам и забрел на какую-то неизведанную улицу, где он никогда не был. Люди на этой улице были странно одеты и выглядели очень бедно, а сама улица была в пыли, и находиться на ней было совсем неприятно. Тут к нему подошел нищий и попросил у него немного денег. Мальчик, который к тому времени уже превратился в юношу, грубо ему отказал и, не останавливаясь, двинулся дальше. Но нищий догнал его и сказал: «Ты думаешь, все тебя ненавидят, не понимая, что на самом деле ненавидишь всех сам. Так пусть все будет так, как тебе представляется, и пусть никто действительно не будет тебя любить». После этих слов нищий отстал и растворился в толпе.

Мальчик лишь брезгливо посмотрел ему в след и посчитал нищего безумцем. Затем он, сам того не заметив, вышел на знакомую улицу и пошел домой.

Утром, спустившись вниз, он не нашел ни завтрака на столе, ни выглаженных брюк, и даже валялись там, где он их бросил вечером. «Что-то предки обленились совсем!- подумал он и заорал, что есть мочи. - Мам!» На его призыв вышла маленькая женщина из соседней комнаты и, посмотрев на него, сказала: «А, это ты», - после чего она вернулась назад к своим делам. Он крикнул снова и потребовал завтрак, но получил лишь холодный ответ, что если ему нужно, пусть сам себе сделает. Когда отец пришел с работы, то он тоже не обратил на него никакого внимания. Он пытался устроить истерику и поскандалить, но все тщетно. Так было  на следующий день и на следующий, прошла неделя, месяц - родители относились к нему все черствее. Любимые бабушка с дедушкой, приходя в гости, проходили мимо него, словно он был призраком.

Однажды, он не выдержал и побежал на ту загадочную улочку, в поисках нищего. С большим трудом он нашел, наконец, дорогу и, когда пришел туда, то, как и ожидал, нищего там не обнаружил. Он попытался узнать хоть что-то о нем, но лишь один паренек сказал ему, что нищий умер месяц назад. Идти было некуда, и он решил уйти в никуда. Только когда он остался абсолютно один и стал единственным в мире человеком, который никому не нужен, он понял цену любви. Некоторые говорят, что он утопился, а некоторые, что он и по сей день живет в лесу, как отшельник. Верь, кому хочешь.

***

«Как тебе такая история, а, Избалованный?» - смотрел на меня Марио. Я заметил слезы на глазах Долорес. Сначала я погрузился в общее молчание, но потом не выдержал и спросил:

- Кто из вас придумал сравнивать людей с цветами и красками?
- Это все Марио, он у нас художник, - сказала мне Долорес.
- Они все, художники, не от мира сего! – смеясь, крикнул Икар и получил толчок в бок от Ноа.

Молчание продолжилось бы и дальше, но его прервал Пилар словами:

- Так и будем молчать? Марио продолжай, пожалуйста!
- Хорошо, это будет последняя история. Все говорят, если хочешь достичь чего-либо, нужно много трудиться и работать, моя же история о том, кто завладел всем, не имея ничего: ни денег, ни принципов, ни чувства уважения к самому себе и к окружающим. Я назвал ее «Negro» («Черный»). Знаешь, темные цвета успокаивают, но одновременно ассоциируются у большинства с негативом и ужасом. Послушай, сделай выводы.
 
Negro

Было это давно, я еще наверно даже не родился. В одной бедной семье было три брата и сестра. Есть им было нечего, родителей они видели только по вечерам, те пропадали на работе все время, работали за гроши, лишь бы только прокормить детей. Старший и младший братья тоже старались  помочь родителям: чистили обувь на улице, брались за любую грязную работу. Они мечтали подкопить денег, чтобы оплатить учебу, а после нее уйти работать на завод.

Их сестра тоже не сидела сложа руки. Она познакомилась с прислугой одного влиятельного лица и часто выполняла вместо них какие-нибудь доносы или порученья. За это они награждали ее либо хлебом, либо мелкими деньгами.

Один средний брат ничего не желал делать. Он говорил: «Придет мое время и разбогатею. Вот увидите!» Он целыми днями слонялся по улицам, глазел на всех подряд и заводил новые знакомства. Однажды, проходя мимо маленького ресторанчика, он услышал следующее: «Я не буду это есть! Холодное! Пусть кто хочет ест, но не я!» Он подошел к окну и увидел господина в шляпе, махавшего руками на официанта. Не о чем не думая, он зашел в ресторан и сказал, что раз никому не нужна порция, то он с удовольствием ее доест, пусть и холодная. Господин не возражал, и молодой человек получил, пожалуй, самый вкусный обед в своей жизни. После чего он любезно поблагодарил господина, встал и ушел, говоря про себя: «Ну, и лопух же он, от такой стряпни отказывается!»

Дома он как обычно увидел привычную картину, бледных родителей и своих братьев жующих черствый хлеб и пьющих молоко. На их предложения присоединиться он отрицательно покачал головой, ответил, что уже сыт и удалился спать.

Прошло несколько дней, он снова брел по улице и услышал странный разговор двух людей. Один предлагал другому телегу, а тот отказывался. Получилось так, что телега была никому не нужна. Тогда юноша подошел к ним и сказал, что, ежели так, то телегу возьмет он. Они не возражали, а он приобрел старую телегу.

С ней он проходил весь день, и к вечеру телега была полна различных старых ненужных вещей. Телегу он оставил себе, зато все остальное сдал в ломбард и получил деньги. «Хороший улов», - подумал он. На эти деньги он купил булку хлеба и стакан сладкого чая, наелся и пошел домой. Остальные деньги он отложил. В этот раз он даже не поздоровался со своими близкими, а сразу ушел  спать.

На следующий день его опять видели с телегой, полной разного барахла. Так продолжалось изо дня в день, и за месяц он заработал денег достаточно, чтобы оплатить двум своим братьям обучение и устроить ужин всей семье. Но он спрятал эти деньги и снова вышел с телегой. Так он ходил целых полгода и заработал столько, что мог бы давать знатный ужин для всей своей семьи каждый день и отремонтировать их старый дом. Однако, он рассудил иначе. Вечером, придя домой он собрал свои вещи, бросил их в телегу и, не попрощавшись, сказав только, что ему надоел это клоповник, ушел навсегда.

Позже выяснилось, что по своему принципу, он получил в подарок старую лачугу, отремонтировал ее и открыл свой ломбард. Затем еще один, потом разбогател и стал самым знатным лицом в городе.

Однажды он проезжал на своем автомобиле по улице, и к нему подошла нищенка,  в которой он узнал свою сестру, а она узнала его. Она не протянула ему руку как всем, ее лицо выразило страшное презрение  и ненависть к брату. Он выбежал к ней навстречу, но она отвернулась от него и тихо сказала, что оба брата и родители умерли от тифа, она надеялась, что хоть он жив и поможет ей, но он тоже умер для нее, когда она увидела, что он и есть  самый богатый и знатный человек. «Ты ушел столько лет назад и даже не вернулся. Ты ел лучшие блюда, пил вина из знаменитых погребов и радовался жизни, в то время как мы умирали от голода. После этого у меня нет брата!» - крикнула она.

Он пытался дать ей денег, но она оттолкнула его и убежала. Он не помнил, как доехал домой. После этой встречи, он находился в каком-то беспамятстве, метался из угла в угол, ничего не ел. Часто его находили лежащим у себя в кабинете и просто смотрящим в потолок. Однако, в этом состоянии он находился недолго. Уже через неделю он начал приходить в себе, поинтересовался тем, как идут его дела, и стал понемногу есть. А еще через неделю он жил своей прежней разгульной жизнью, тратя огромные суммы денег на себя, но скупясь для окружающих.

Он мог так прожить всю свою жизнь и добиться несметных богатств, как он и мечтал. Но умер во время пожара в своем доме. Его нашли недалеко от своего кабинета с сейфом в руках. Скупость и любовь к деньгам его погубили. Про сестру он тоже не забыл, по завещанию все его состояние перешло ей, поэтому старость она провела в безмятежном покое.

***

- Завтра твой последний день пребывания у нас, - сказал Марио. - Надо было тебе завтра и рассказать все, поторопились.
- Лучше научим его за коровой следить, а то устроил тут шоу! - крикнула Долорес.
- Зачем ему корова! Лучше рыбалка! - вступился за меня Икар.

 И тут разразился самый настоящий спор между моими опекунами. Каждый хотел, чтобы я провел по его желанию мой последний день. Испанцы - люди горячие, поэтому и спорили они страстно. Они жестикулировали, кричали, тыкали пальцем в небо, божились и не стеснялись в выражениях. В конце концов, мне это надоело и я ушел спать в нашу лачугу.

Утром меня разбудил сам Икар и извинился за вчерашний вечер. «Ты уж извини, мы народ страстный и не любим отступать. Одевайся, тебя ждет сюрприз». Я быстро натянул на себя свои одеяния и побежал на улицу. Но никакого сюрприза я там не обнаружил. «Иди вперед к морю», - приказал мне Икар. Я побежал к  морю и когда выбежал на песчаный пляж, то увидел маленькую яхточку, которая мерно качалась на волнах метрах в 10 от берега.

«Сегодня мы тебе круиз устроим, забирайся, не бойся ноги промочить!» - смеялся Икар.
Яхточка оказалась очень уютной и не такой маленькой, какой она казалась с берега. Кроме нас двоих на ней еще присутствовало все семейство Икара, Марио и глава третьей семьи, угрюмый Хьюго.

Сначала мы долго не могли поймать ветер, и наше судно одолевали волны, бросая его из стороны в сторону. Но вскоре ветер ударил в паруса, и мы понеслись, рассекая эти волны.
«Мы хотим тебе кое-что показать, это и будет сюрприз, - кричал мне Икар, пытаясь заглушить шум моря. - А пока что помоги нам, ветер не на шутку разошелся, пойдем, подтянем тросы».

Ветер действительно дул все сильней и сильней. К тому же на небе стали собираться черные тучи и, судя по всему, надвигалась буря. «Надо разворачиваться! - кричал Марио. -  Обойдемся без сюрпризов сегодня!» Но Икар его не слушал. Он лишь показал жестом, что он «el no tenia la intencion de cambriar de planes» («Не намерен менять планы»). Волны все сильнее ударялись о наше судно, а ветер все яростнее рвал паруса.

Вскоре мы подплыли к какому-то утесу, и Икар стал поворачивать. Скалы окружили нас, ветер здесь был не такой сильный, как в открытом море, но плыть все равно было опасно. Внезапно волна подбросила нас, и судно ударилось о каменистый выступ. «Почти на месте», - вдруг сказал Марио. Я увидел, как метрах в ста от нас темнела черная пещера в одной из каменных стен. Мы медленно заплыли туда, и Икар приказал бросать якорь. Мы сошли с нашего судна и двинулись за Икаром. «Куда  мы идем?» - спросил я. На мой вопрос никто не ответил, и я замолчал. Вдруг вдали я увидел свет. Он не горел равномерно, а хаотично двигался во все стороны.

-Какая красота! - воскликнул. - Что это?
- Светлячки, - улыбаясь, сказала мне Ноа.
- На это можно глядеть бесконечно, на улице гроза, переждем здесь, - предложил нам Икар.

Так мы просидели около часа, любуясь красотой природных огоньков. А потом двинулись в обратный путь.

В деревне стоял большой стол, полный разных блюд. Нас уже заждались и все очень обрадовались, когда мы вернулись. «Todos en la mesa!» - громко проговорила Долорес. Мы сели и принялись за блюда. Все было превосходным, и в тот вечер я наелся за троих. Время от времени, кто-нибудь вставал и, поднимая в воздух глиняный стакан с вином, произносил тост. Все признались, что очень ко мне привязались и надеялись, что я их еще посещу. Мне и самому не хотелось уезжать. В «Tranquilidad» жили очень добрые люди, благородные и чистые сердцем. В конце застолья я сам выразил всем благодарность и произнес речь. Со всех сторон на меня смотрели добрые глаза и светились улыбки, так что я не выдержал и на моих глазах выступили слезы. Каждый захотел меня обнять и пожать мне руку. Утром, когда за мной приехала машина, все жители вышли и пожелали мне удачи и доброго пути. В дорогу мне дали бутылочку местного вина и глиняный стакан на память. А с меня взяли слово вернуться сюда в следующем году. Удивительные люди! Удивительные истории! Маленький мир в огромном мире!




Отзывы
Елизавета  03.05.2013
Воу-воу-воу!!! Здорово!
Александр  06.05.2013
Старался)




Оставляя отзыв, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей







Добавить информацию
Ваша роль на сайте?

Забыли пароль?
Регистрация

Екатеринбург
Челябинск
Уфа
Пермь
Ижевск
Нижний Тагил
Тюмень
Москва
Санкт-Петербург