Что значит счастье: существование или жизнь?

Опубликовано: 09.03.2016
Просмотров: 344

«На пути к счастью возникает преграда: человек, его свобода выбора».

На сцене ДК УрГЭУ поставили спектакль «К счастью» по произведению Е. Замятина «Мы». Сюжетная линия романа перенесена в постановку и не нарушена режиссерами. Как и в книге зритель погружается в обстановку будущего, предложенную Замятиным и воспроизведенную на сцене театра О.С.Т. Марией Жученко и Павлом Киевым.

Пришедшие на спектакль наблюдают за жизнью общества Единого Государства. Заметим, государства тоталитарного режима. Его жители – это его пленники. Пересекать границу запрещается. Все процессы жизни строго регламентированы государством и жестко контролируются им. Любое неповиновение карается. Высшая мера наказания – казнь. Люди живут в комнатах с прозрачными стенами. Скрыться от вездесущего контроля невозможно. Их жизнь подчинена логике разума, ведущей к "абсолютному счастью". Только не все герои хотят достичь его, не имея возможности чувствовать.

Главными действующими лицами спектакля становятся пять героев, совершенно различные по характеру. На их примере видно, что Государству не удается подчинить сознание каждого. Не удается изжить человеческое: чувства, эмоции, мечты. Режиссеры постановки, как и автор книги, раскрывают тему тоталитаризма. Они показывают весь ужас и беспощадность режима на примере жизненного выбора героев I-330 и D-503.

I-330 (Альфия Гайнетдинова) сильная, рвущаяся к свободе революционерка. Она не желает жить, ничего не ощущая. Она готова восстать, чтобы вырваться на свободу. Дать волю чувствам и желаниям. Свое кредо она определяет как «цель, всегда оправдывающую средства». Ее выбор сделан: любой ценой и при любых обстоятельствах достигнуть цели.

Характер героини актриса Альфия Гайнетдинова выражает через властные, вовлекающие зрителя интонации голоса. Ее частое движение рук, сжимающихся в кулаки, при рассказе о своей цели, демонстрирует нетерпение к приближению главного события ее жизни. Сжимающиеся в кулак руки, устремленный вдаль взгляд – это предвкушение пьянящего вкуса свободы и страсти, из-под власти которых невозможно уйти.

Противоположность ей составляет D-503 (Павел Киев), не только потому что он мужчина, а она женщина. В Едином Государстве это в сущности не имеет значения. Он слаб духом. Одержим страхом. Уверяет себя, что подчинен разуму. Но это утверждение лопается, как мыльный пузырь, когда он встречает I-330.

В этот момент и начинается перелом сознания D-503. Он не может с точки зрения логики объяснить совершаемые им поступки. Он боится верить в чувства. D-503 находится в страхе испытать их. Он напуган, что это желание, мысль о нем кто-то заметит. Он как можно скорее старается спрятать их.

Зритель видит это в сцене, когда на проверку за выполнением работы к D-503 приходит ревизор. Подойдя к столу главного героя, он, взяв в руки, рассматривает его книги. Затем поочередно роняет каждую на стол. Полнейшая тишина зала и громкий звук ударяющихся о поверхность стола книг символизирует оцепенение человека, находящегося под властью страха.

Для того, чтобы никто не узнал об испытанных им чувствах и эмоциях, он решается на «Великую операцию» по уничтожению мозгового центра фантазии.  Его выбор – жалкое подчиненное строю существование. Выбор D-503 определяет его дальнейшие поступки: предательство революционеров, их сдачу власти, отсутствие всякого рода сострадания и даже умиление к пыткам I-330. Эту реплику герой произносит в конце спектакля: «Затем I-330, ввели под Колокол (машина для пыток, выкачивающая воздух) У неё стало очень белое лицо, а так как глаза у неё тёмные и большие — то это было очень красиво.»

На примере героев I-330 и D-503, являющихся антиподами друг другу, можно понять одну из ключевых фраз спектакля: «Или счастье без свободы, или свобода без счастья!» Первая часть утверждения становится позицией, принятой D-503. Его безграничное абсолютное счастье наступает после проведения «Великой операции». После операции для него счастьем становится быть подобием машины, отлаженного механизма, не испытывающего ничего и ни к кому. Машины, полностью подчиненной приказам, отдаваемым государством.

«Свобода без счастья» становится выбором I-330. Она выбирает свободу от «счастья» быть бесчувственной машиной. Свою свободу она обретает в смерти и преданности своим, исключительно своим, не предписанных никем идеалов. Этим объясняется ее молчание, не смотря на мучительное действие пыток. «Затем её ввели под Колокол. Потом вытащили. С помощью электродов быстро привели в себя и снова посадили под Колокол. Так повторялось три раза — и она все-таки не сказала ни слова».

Зритель, пришедший на спектакль, может увидеть как тоталитаризм приводит к отсутствию всякого рода человечности. Режиссеры акцентируют внимание на том, как он ее умерщвляет. Люди становятся жертвами системы. И те, кто подвергся гонениям, пыткам, смерти, так и те, кого принудили убить в себе человека. Метафорой этому тезису служит сцена спектакля, когда D-503 накрывают маской Благодетеля, словно закрывают крышку гроба, под которой будет покоиться мертвое тело.

Счастье, прежде всего, состояние человека. Оно включает в себя удовлетворенность условиями своего бытия, осмысленность жизни, осуществление человеческого назначения. Если разобраться, то у каждого человека будут свои ответы на эти пункты. Они будут разными, потому что все мы индивидуальны. У каждого своя иерархия ценностей, в соответствии с которой определяется главная цель человека.

Она изначально не может быть единой и универсальной. Не может быть таковой по двум причинам. Первая - мы все разные. Вторая -  на протяжении жизни происходит переоценка ценностей, соответственно главная цель может измениться. Мы попросту можем достичь ее и определить для себя новую.

В случае тоталитарного государства цель для всех одна и едина. Она принимается за константу и не подлежит опровержению. Иначе без нее государство с тоталитарным режимом просто не сможет существовать. Она является рычагом контроля жизни общества. Общей целью затуманено его сознание, все силы которого мобилизованы на ее достижение.

Но возможно ли достичь главной цели, являющейся идеалом? На практике нельзя добиться абсолютной формы чего-либо.

Относительно спектакля - как можно испытать счастье, если всякого рода чувства, эмоции отвергаются и провозглашается культ разума. Очевидная подмена ценностей, присущая тоталитаризму. Кроме как к духовной смерти и полнейшей деградации общества такой политический режим больше ни к чему не приводит.

Страхь - единственное, чем живут жители такого государства. Страх - единственное, что движет людьми. Все их помыслы, чувства, мечты парализованы страхом. Свое предательство и слабость по отношению к товарищам они оправдывают выполнением долга перед правителем государства. Для них он идол, черты которого надуманы и преувеличены. Опять же проявление будто бы абсолютной формы.

Страх – это круг, которым они себя очертили, тем самым лишив себя возможности идти прямо, напролом. Их движение определено бесполезным перемещением по нему. Оступиться не возможно, слишком плавный вираж, значит и выбраться из порочного круга страха не получится.

Ограниченность, замкнутость бытия, отсутствие информации извне, принятые за абсолют идеалы, не подлежащие пересмотру и опровержению – вот жизнь человека при тоталитарном строе государства. Жизнь ли это с ее различными красками? Скорее существование, ожидание своей биологической смерти, потому что духовная уже наступила, так и не начавшись. К этому нас подводят авторы спектакля, давая возможность зрителю посмотреть со стороны. Оценить обстановку и увидеть обратную сторону безграничного счастья.

Автор текста: Виктория Чернышёва

Фото: Виктория Чернышёва, театр "О.С.Т."


Опрос студентов: весна прекрасная пора, чтобы… гулять или учиться?

21 интересный факт о Франции

Женская тюрьма с испанским колоритом

Блуждая над реальностью на выставке работ Рене Магритта

 

 

 




Отзывы




Оставляя отзыв, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей







Добавить информацию
Ваша роль на сайте?

Забыли пароль?
Регистрация

Екатеринбург
Челябинск
Уфа
Пермь
Ижевск
Нижний Тагил
Тюмень
Москва
Санкт-Петербург