"Выжить после": актер Сергей Годин о сериале

Опубликовано: 04.02.2016
Просмотров: 960

На ваш взгляд, какую основную идею несет проект СТС «Выжить после»?

- Наш сериал про людей из разных слоев общества, которые собрались в одном месте и пытаются как-то ужиться на фоне того ужаса, который произошел. Полные противоположности сходятся, влюбляются, теряют, болеют друг за друга. В новых сериях герои, уже пережившие шок от таких перемен, стараются жить в другом мире по соседству с новыми существами – мураниями. У нас получилась более взрослая история: если сначала выжившие не верили в происходящее, то теперь начинается бытовая жизнь, они адаптируются к новым реалиям. 

Чем изначально вас привлек герой Валера?

- Мне захотелось сыграть скинхеда, такого агрессивного человека. Среди моих друзей огромное количество футбольных фанатов. Сам я далек от футбола, но их эмоции мне понятны. Так что, образ Валеры мне как раз и напоминал такого экспрессивного фаната. Я помню, когда готовился к роли, пересмотрел все кино про неформалов: «Американская история Х» с Эдвардом Нортоном, «Скины» с Расселом Кроу, «Сделано в Британии», где, кстати, скинхеда суперкруто и суперотвратительно сыграл Тим Рот. Благодаря этим фильмам, я для себя очень многое открыл, и это помогло в работе над образом Валеры.

Валера в первом сезоне был агрессивным, жестким. Встретив Айжан, он меняется?

- Он взрослеет и становится более человечным. В первом сезоне у него была психология ребенка. Есть цель – ее нужно достигнуть, ставят препятствия – он начинает кричать и драться. Теперь же он старается принимать другую точку зрения, и во многом это заслуга Айжан.

Он смирился с ее смертью или пытается найти виновных?

- Во втором сезоне мой герой хочет отомстить «Вершине», но поиски виновных приводят Валеру к неожиданным результатам. Скажу так: мой герой будет метаться, анализировать и откроет себя с другой стороны.

Говорят, в новом сезоне Валера будет похож на героев Брюса Уиллиса?

- В какой-то степени, да, он будет всех спасать, постоянно бегать и драться (улыбается). Кстати, у него появилась куча оружия – теперь в его арсенале есть арабский нож, пистолеты ТТ и Glock.

Ваш персонаж можно назвать героем-одиночкой?

- Мне кажется, что в данной ситуации социум ему только мешает. У него появляются другие цели, люди становятся для него обузой, они выгодны только как боевые единицы, как солдаты, которые нужны в бою.

То есть, он разочаровывается не только в любви, но и в дружбе?

- В какой-то степени, да. Но как раз в такой момент в его жизни появляется журналистка Катя – его первый друг, человек, который не предаст и будет рядом. Несмотря на агрессию со стороны Валеры и его сумасшедшие поступки, Катя не сторонится и не боится его. Мой герой, скорее, инстинктивный парень, а не продуманный. И в этом его главная проблема. У него очень много сил, много огня, но также много необдуманных действий. В этом ему помогает Катя, которая помогает направить этот огонь в нужное русло.

На площадке было видно, как вы с режиссером Душаном Глигоровым подробно обсуждали все детали. Что режиссер привнес в образ Валеры?

- На самом деле, еще в первом сезоне Душан мне очень помог с ролью и во многом я ему благодарен, потому что он из Валеры сделал живого человека, добавил ему человечности. Иначе я со своей экспрессией сделал бы из этого персонажа просто какого-то мутанта (улыбается). Мы с ним все подробно обсуждали, репетировали, делали много дублей, за счет этого и получилась масса крутых эпизодов. И я благодарен ему за то, что он выслушивал все мои эмоциональные предложения и предлагал варианты, которые устроят нас обоих.

В проекте «Выжить после» вирус проверяет людей на человечность. А у вас в жизни были какие-то события, которые показывали, кто вы есть на самом деле?

- Я ведь не из элитного поселка на Рублевке, учился в обычной школе, время от времени приходилось участвовать в драках и выяснять отношения с кем-то, а иногда этот кто-то был в два-три раза старше меня. Так что, всякое бывало. Но, как ни странно, во мне сидит очень спокойный человек, который только в экстремальных ситуациях проявляет себя жестко, хладнокровно, но спокойно. Этим я, главным образом, и отличаюсь от Валеры, который излишне эмоционален.

Ваш герой сомневается в своих чувствах по отношению к девушкам. А для вас такие сомнения приемлемы?

- Конечно! Любовь и все, что связано с взаимоотношениями мужчины и женщины, – это вообще какая-то аномалия. Причем каждый раз что-то новенькое, ничего не повторяется.

У меня, естественно, тоже бывают сомнения, страхи, уверенность или неуверенность в чем-либо. В случае с Валерой, мне кажется, он любил Айжан только в те моменты, когда спасал ее, когда нужно было бороться за нее. И в такие моменты он переставал быть зверьком и становился человеком.

Съемки новых серий проходили в неизвестных обывателю местах. Какой объект понравился больше всего?

- Место, которое для нас уже стало родным, это Московский электрозавод имени Куйбышева. Раньше там производили лампочки на весь Советский Союз. Когда я впервые туда попал, подумал: «Господи, здесь надо снимать все кино!». Это суперфактурное дореволюционное кирпичное здание. Там такая мрачная атмосфера, как раз подходящая для фильмов ужасов таких, как «Пила» и «Звонок».

Валере трудно найти общий язык с людьми, а у вас много друзей?

- Я вообще чувствителен к местам, к погоде, к атмосфере, к настроениям. В этом смысле мне важно найти людей таких же чувствительных, которые будут меня понимать. Друзья, с которыми я сейчас живу, вот они такие, мы время от времени друг на друга орем, потом расходимся, потом смеемся все вместе, потом опять расходимся. Все друг про друга понимаем и знаем. Такие и должны быть друзья.

В кинотеатр ходите тоже с компанией?

- Нет, я люблю один сидеть в зале, потому что, смотря фильм, отключаюсь полностью. Я не из тех, кто зовет девушку в кино: я буду весь в фильме и перестану обращать внимание на нее (улыбается).

Кстати, о фильмах и сериалах, что из современного приводит в восторг?

- Сериал «Во все тяжкие» – здесь актер Брайан Крэнстон с первой серии цепляет внимание. Каждая сцена – это новая ступенька, и непонятно, куда его герой идет дальше. Ты постоянно видишь что-то новенькое, Брайан никогда не повторяется. Это сложная, тяжелая и, я бы сказал, ювелирная работа.

Если говорить о наших метрах, то уважаю Петра Буслова. Мне кажется, все, что он делает, это какой-то рок-н-рольный концерт. Он – художник и очень эмоциональный. К сожалению, я с ним еще не работал, но очень хотелось бы.

Актерские системы в Америке и России отличаются. Вам ближе какая?

- В мире работают две системы – Станиславского и Чехова. Если в первой идет переход от внутреннего состояния к внешнему, то у Чехова все наоборот. Мне нравится фраза из книги Ивана Чаббака, что в роли может помочь все. Вот мне помогает наблюдение за животными, я вижу людей такими: вот проходит змея, а этот похож на крысу. Что делал Энтони Хопкинс в «Ганнибале»? Он копировал пластику аллигатора, играл абсолютно спокойного хищника, готового в любую секунду проглотить. Для меня в некоторых местах важнее поймать внешнее, и тогда я перехожу к внутреннему. Но с другой стороны, в основном наши поступки формируют мысли, поэтому система Станиславского более действенна. Я мало с американцами общался, вот скоро поеду туда и пойму.

Вы собираетесь в Америку по рабочим вопросам?

- Первая цель – навсегда закрыть вопрос с языком. Я, конечно, говорю по-английски, но этого недостаточно для работы. Кроме того, у меня было несколько предложений от американских и английских продюсеров, но меня останавливали проблемы с языком. Так что, хочу поучиться и познакомиться с местной киношной индустрией.

В целом, вы любите путешествовать?

- Можно сказать, что путешествие – это мое второе «Я». По сути, мне без разницы, куда ехать, я просто люблю перемещаться с места на место. За последний год я побывал в Гоа, в Таиланде, в Шри-Ланке и в Индии. А вот по Европе практически не прокатился – был только в Риге и в Афинах. Честно говоря, меня к природе больше тянет. Если я сильно устал, то без вопросов еду к морю или в горы. А если есть свободная неделька и хорошее настроение, могу посмотреть и европейскую архитектуру.

А экстремальные виды спорта вас привлекают?

- Я прыгал с парашютом, летал на параплане, сейчас люблю гонять на мотоцикле. Мне нравится само это ощущение, когда перемещаешь свое тело в пространстве на большой скорости. Но я не рискую, не могу назвать это фанатизмом. Это не адреналиновое голодание, просто увлечение.

Смотрите продолжение постапокалиптического триллера «Выжить после» с 1 февраля в 22:00 на СТС


Проба пера. "Злосчастная очередь к врачу"  

Как восстановиться в вузе после отчисления?  

Не родись красивым, а родись умным. Дети-вундеркинды  

Стильные усы и борода: как быть в тренде?   

 

 

 




Отзывы




Оставляя отзыв, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей







Добавить информацию
Ваша роль на сайте?

Забыли пароль?
Регистрация

Екатеринбург
Челябинск
Уфа
Пермь
Ижевск
Нижний Тагил
Тюмень
Москва
Санкт-Петербург