Интервью с патологоанатомом

Опубликовано: 30.03.2015
Просмотров: 2809

Каждый человек выбирает себе путь в будущее, свою профессию. Что подталкивает людей сделать одно из самых важных решений в его жизни в сторону профессии врача? Тем более, когда речь идет о такой  необычной профессии как патологоанатом. Это мы и решили узнать у практикующего врача-патологоанатома Нины Швед, работающей в СПбГМУ имени академика И. П. Павлова и практикующей в морге при вузе.

УралСтудент: Как давно Вы практикуете?

Нина Швед: В 2010 году я получила диплом после 6 лет обучения, в 2011 году интернатура, после которой я  получила  лицензию на работу и вот уже с 2011 года официально работаю врачом. Сейчас 2015 год, получается, 4 года.

УралСтудент: Что Вас подтолкнуло к выбору такой необычной профессии?

Нина Швед: История довольно банальная. Чтобы понять мое медицина или нет, я сначала отучилась в медицинском колледже. На последнем курсе университета мы с девчонками были в больнице, сейчас это онкологический центр, увидели вход с надписью «отделение патологоанатомическое». Зашли. Хотя мы и были в халатах, но нас никто не звал туда особо. Однако в медицине всегда принято помогать студентам. У старших врачей стали спрашивать: «А покажете?». И врач предложил: «Да, проходите, пожалуйста». Нас тогда поразило гостеприимство врачей - нам тут же показали и вскрытие, и процедуры, и т .п.

В лаборатории нас встретили молодые санитары, мы им понравились, видимо, и они пригласили нас в выходные в лабораторию, чтобы посмотреть, как гримируют.

УралСтудент: Какие эмоции Вы испытывали в первую встречу с трупом?

Нина Швед: Никакого отвращения увиденное не вызвало. В выходные мы пришли и нам показали все процедуры от начала до конца. В тот момент мне показалось, что все-таки патологоанатомическое отделение - это мое. Уже на третьем курсе университета надо  было определяться со специальностью, закрепиться на кафедре. Поэтому я начала посещать всякие научные студенческие общества, на хирургию сходила, а все равно вернулась на кафедру. Мне предложили небольшую научную работу на экспериментальном материале. Мне это показалось интересным. Так вот и осталась.

УралСтудент: Получается, что Вы видите покойников каждый день, не угнетает?

Нина Швед:  Нет, не каждый день, это заблуждение. Мы  с утра утром сразу спрашиваем: «Есть работа?». И если нет, то все сразу радуются. Учитывая, что я работаю в университете, то я четыре дня нахожусь на кафедре и два клинических дня в морге. Один день я работаю с материалом от живых людей, т. е. операционный материал. Например, поступил человек, у него опухоль кишки, допустим, ему сделали операцию и этот материал никуда не выбрасывается, он отправляется нам, и мы с ним работаем, подтверждаем разные диагнозы. И это основная работа. А насчет вскрытий, в университете их не очень много. А у нас тут немного по-другому. Ну а так да, конечно видим покойников. Когда я подрабатывала в госпитале, там было до 7 вскрытий за день - это очень много. А тут одно-два.

Самому старшему моему пациенту было 102 года.

Как выглядит 102-летний человек изнутри?

Ну, так же как и все.

 

УралСтудент: Ваши впечатления от первого вскрытия?

Нина Швед: Когда я пришла в интернатуру, особо еще ничего не знала. Однажды мимо меня проходит заведующая и говорит: «А что ты тут ходишь? Одевайся и иди вниз. Методичку читала?». А так как я была прилежной ученицей, то конечно читала. В медицине никогда ничего не пускается на самотек, то есть если врач делает вскрытие, то рядом обязательно должен находиться врач высшей категории, чтобы контролировать. Так было и у меня, он стоял рядом и помогал мне. Это особенность нашего университета, нельзя бросать младших. Даже в клятве Гиппократа есть такое, что ты всегда слушаешь старших, а старший не имеет право тебе отказать.

УралСтудент: Бывали какие-то необычные случаи в Вашей практике?

Нина Швед: Бывают необыкновенные случаи, когда ты чего-то не ожидаешь. В основном с неожиданными находками мы встречались в госпитале, в который поступали ветераны воин и пожилые люди. Самому старшему моему пациенту было 102 года. Как выглядит 102-летний человек изнутри? Ну, так же как и все. И, кстати, тогда я затруднилась поставить диагноз, т. к. явной причины, например, инфаркт или инсульт, не было. На такие случаи есть такой пункт как «старческая дряхлость», когда, что называется, «время пришло». Или, например, сросшаяся полюсами почка - такое не везде увидишь. Как то у женщины была киста яичника на 15 литров, мы подумали, что это бабушка беременная. Но, конечно, она не ждала малыша. Было непонятно, что же все-таки это с ней. А когда вскрыли, а там такой фонтан... только эти случаи несмешные получаются. Мы между собой, конечно, очень жестко шутим, когда общаемся. Но как только спускаемся вниз, там уже шуток нет.

УралСтудент: Как люди реагируют, узнав о вашей профессии?

Нина Швед:  Свою профессию не афиширую, но если знаю, что с человеком буду продолжать общаться, то я говорю, что я врач. На вопрос «какой?» отвечаю, что морфолог. Но не все сразу понимают кто это. Тогда я объясняю, что это работа с тканями и т.д. Когда человек понимает, о чем идет речь, то сразу называют «трупорезом». Чаще всего, конечно, люди удивляются. И еще один фактор, почему я согласилась на это интервью - чтобы развеять хотя бы пару фактов, например, мы едим на столе, что мы алкоголики. На самом деле у нас работают приличные люди, у нас все чисто и аккуратно.

УралСтудент: отразилась ли работа на вас как на женщине?

Нина Швед:  Не знаю… у меня муж и ребенок есть, 5 лет, с мужем мы стали встречаться на 4 курсе и он уже знал кем я буду, мне кажется, он гордится, что у его жены такая необычная профессия. Юмор у меня всегда был жесткий, тут не связано с работой. Думаю, все же как на женщине на мне не отразилось.

УралСтудент: Есть ли какие-то суеверия в вашей профессии?

Нина Швед: В госпитале заведующая говорила «луна большая - жди покойников», мы прислушивались, хихикали. Я, конечно, в это не верю. Или, например, резкие перепады погоды, то «работа будет», как говорится. Но это объяснимо, что люди, которые страдают перепадами давления, просто реагируют на него. Это скорее не суеверие, этого просто ожидание неизбежного. Как таковых суеверий нет. Но вот рука у меня левая чешется к деньгам - это всегда точно!

УралСтудент: Хотелось бы «переместиться» в прошлое и  выбрать себе другую профессию?

Нина Швед: Если именно в сфере медицине, то нет, не поменяла бы.Возможно, бывают такие моменты, когда так много работы и такая низкая зарплата заставляют задумываться. Но это любимая работа! И я уже думала о том, что если я поменяю сферу деятельности, я буду жалеть, скучать, не по трупам, конечно, а по студентам,  по пробиркам и т.д.

Беседовала Дарья Антонова.



Ключевые слова: интервьюпатологоанатом

Отзывы
Читательница  06.04.2015
Прочитала с удовольствием, здорово!




Оставляя отзыв, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей







Добавить информацию
Ваша роль на сайте?

Забыли пароль?
Регистрация

Екатеринбург
Челябинск
Уфа
Пермь
Ижевск
Нижний Тагил
Тюмень
Москва
Санкт-Петербург