Потраченное время или распорядок дня

Опубликовано: 04.08.2014
Просмотров: 796

«Времени у меня в обрез, сил мало, работа моя — ужас, а дома донимает шум, вот и приходится выкручиваться путем всевозможных уловок, раз уж  хорошей и  прямой жизни все равно не получилось»

Франц Кафка

Как часто вы сталкивались с проблемой потраченного впустую времени?

Наверное даже чаще, чем того хотелось бы. Мы узники своего дня, своих желаний и своей лени, мы растрачиваем время, отвлекаясь на разные раздражители, и не придерживаемся распорядка дня, считая его пережитком прошлого. Но так ли это? Пережиток, отбывший свое время и ушедший в историю или полезная привычка, которая вырабатывается у людей, превращаясь в автопилот, позволяющий совместить сразу несколько задач. Совместить творчество, личную жизнь, работу, учебу, чему отдать предпочтение сегодня и что оставить на неопределенное «потом»?

Каждый человек решает для себя эти задачи по своему, конечно если ставит перед собой таковые, общепризнанных правил найти сложно – панацеи попросту не существует. Но увидеть, как с этим справлялись лучшие умы, творцы и гении можно. Ведь никто не отменял их человеческие качества и приверженности.

Мэйсон Карри, написавший книгу Режим гения: распорядок дня великих людей, занимаясь биографическими исследованиями более чем 161 гениев культуры и науки пришел к выводу, что любой гениальности (или любой деятельности вообще) сопутствует рутина, обычная бытовая рутина, которая есть в жизни каждого человека, она важная составляющая творческого процесса!

Делу время – потехи час, или чуть больше?

Большинство признанных гениев предпочитали разграничивать работу и свой отдых, отводя на то и другое определенное количество времени в зависимости от своих наиболее продуктивных часов. Так, например, Жан-Поль Сартр считал, что для того чтобы быть продуктивным не нужно много работать.«Три часа поутру и три вечером – таково мое правило» -говорил он.

Френсис Бэкон, несмотря на то, что жил в вечном хаосе, но и у него было золотое правило распорядка, которого он придерживался годами. Он поздно ложился спать и рано вставал, но работал он далеко не все время. Работал он с утра и до полудня, а вот вечер полностью посвящал удовольствиям, выпивая вино со своим другом в пабах и клубах от выпивки к выпивке.

Джеймс Джойс автор увесистого «Улисса», распорядкам был по своему характеру чужд, но также как и Бэкону это не помешало ему определить ряд нужных привычек, когда он сел за свой роман. Самым лучшим временем для продуктивной работы он считал вторую половину дня, тогда и писал, а вечером . Часов в 11 он вставал с кровати, играл на пианино, писал, а потом до самого позднего вечера выпивать с друзьями в ирландских пабах.

Известный «графоман» Стивен Кинг, придерживался не распорядка дня, а выработанной норме слов, ежедневно без выходных и праздников он должен был написать не меньше 2000 слов, садился за бумагу он с утра, часов в 8 и порой заканчивал уже к 11, все остальное время он посвящал деламнасущным. Хемингуэй же придерживался нормы в 800 слов.

Шведский психиатр Карл Юнг считал, что человек не должен забывать про отдых, какую бы важную работу он не делал. Вопреки усталости, работают глупцы. Однако есть и исключения в виде трудоголика Моцарта, хотя и этот был известным любителем разгульных веселий.

Ингмар Бергман тоже говорил о том, что если бы он не работал постоянно, то вероятнее всего сошел с ума.

Кофе

В жизни людей, живущих в быстром темпе, практически всегда присутствует кофе, которое прогоняет усталость и дает заряд бодрости. Так и лучшие из мира сего были отъявленными кофеманами, а иногда и того похлеще - поддерживали свои силы чем могли, достигая своих целей.

Великий из мира режиссеров Фредерико Феллини много лет вставая по утрам, терзался мыслью о правильном приготовлении кофе, которое ему никак не удавалось, и он признавал, что потерпел на этот поприще фиаско, однако попыток не бросал.

Бетховен, вставая на рассвете, тщательно заботился о своем завтраке, который состоял из кофе. Готовил он его, правильно распределяя кофейную дозу, придерживаясь правила 60-ти кофейных бобов, он самостоятельно отсчитывал, после чего варил.

Философ  Кьеркегор был очень активным человеком, самые светлые его мысли озаряли его во время длительных прогулок, когда одна из таких мыслей касалась  его ума, он бежал домой, чтобы успеть ее записать, а уже дома, его ждал он – его кофе. Кофе нужен был ему для такого рода вдохновений. Кьеркегор разработал свой собственный, весьма своеобразный способ пить кофе. Он радостно хватал пакетик сахара и принимался сыпать белый порошок в чашку, пока не насыплет гору, выше краев чашки, затем струя черного, немыслимо крепкого кофе медленно растворяла эту белую пирамиду, и не успевал процесс закончиться, как стимулирующий сироп уже исчезал в желудке учителя.

Еще одним любителем сладкого кофе является Девид Линч. В одном из интервью он сказал следующее: «Вот уже семь лет я обедаю в Bob`sBigBoy, прихожу в 14:30, после часа пик, когда схлынет народ. Шоколадный мусс и четыре, пять, шесть, семь чашей  кофе с большим количеством сахара –такое вот меню. Именно в этом кафе после трапезы, как говорит сам Линч, к нему приходили его самые лучшие идеи, которые он записывал на салфетках. 

Ритуалы:

Многие известные люди очень часто заводили себе специальный ритуал, который должен был помочь им в творческом процессе, настроить на рабочий лад и выработать определенную привычку, которая была основана на индивидуальных потребностях творца. Очень часто такие ритуалы превращались в обычный распорядок дня, которому следовали практически  беспрекословно.

Например, Гюстав Флобер, чтобы сосредоточится на своем творчестве, он как раз работал над Госпожой Бовари, завел ритуал, позволявший ему писать каждую ночь по несколько часов, так как днем его отвлекал малейший шум и семейные дрязги. Он просыпался в десять утра, вызывал звонком слугу, который приносил ему свежие газеты, письма и обязательно стакан воды, и набитую трубку. Этот же звонок служил сигналом для родственников. Он означал, что с этого момента нужно перестать издавать шумы, ходить на цыпочках и вести себя как можно тише, дабы не тревожить покой писателя.

После чтения, выкурив трубку, он выпивал стакан воды и стучал кулаком в стену, после которого появлялась его мать для проведения отвлеченной беседы.  После этих нехитрых действий Флобер принимал чрезвычайно  горячую ванну, использовал бальзам от выпадения волос и уже в 11 завершал утренний туалет. Затем общение с семьей, трапеза, совмещающая и завтрак, и обед и прогулка. Примерно в час Флобер занимался со своей племянницей историей и географией, после часа занятий девочка удалялась, а писатель усаживался за стол и, не меняя позы, писал вплоть до ужина, который начинался в 19:00. Когда домашние укладывались спать, начиналась основная и порой мучительная работа над книгой.

Несмотря на бытующее мнение, что перед тем как писать, рано утром Эрнест Хемингуэй не затачивал двадцать карандашей, как он сам говорил: «По-моему, у меня и не было никогда 20 карандашей одновременно». Тем не менее у него были определенные привычки, которые помогали  писателю работать. Каждое утро он вставал в 5.30 или в 6.00, даже если пил допоздна. Как утвержал его сын, он никогда не испытывал ни малейшего признака похмелья. Сам Хемингуэй не раз говорил в своих интервью, насколько важен был для него ранний подъем. Во-первых никто не мешает, во –вторых свежая голова, в-третьих остается много свободного времени, так как после полудня Хеми уже мог заниматься насущными делами, ожидая когда наступит новый день и долгожданное утро. Кстати говоря, писал он стоя, на печатной машинке, которая располагалась на книжной полки и доставала до груди.

Жан-Поль Сартр ритуалом стал не столько распорядок дня, сколько употребление различный допингов в виде таблеток коридран, состоявшие из смеси амфетаминов с аспирином, который был популярен среди парижских студентов и богемы. За сутки он выкуривал по две пачке сигарет и выпивал больше литра алкоголя, присутствовали барбитураты и больше количество кофе. Такой образ жизни убивал Сартра, но позволял работать над своим философским трудом  «Критика диалектического разума».

Кто-то любит прогулки как Вуди Ален, кто-то ванны как Бетховен, а кто-то как Умберто Эко просто растворяется в работе и выдает потом толстые романы. Каждый человек, пусть он и гений имеет свои излюбленные места, время для своей работы и общество, которое он предпочитает более всего. Нет графика, который подойдет каждому человеку, повысит трудоспособность и разовьет гениальность. Но именно индивидуальность человека формирует его привычки, а сила воли и неимоверные усилия делают человека гениальным.

Автор Щупова Александра

 




Отзывы




Оставляя отзыв, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей







Добавить информацию
Ваша роль на сайте?

Забыли пароль?
Регистрация

Екатеринбург
Челябинск
Уфа
Пермь
Ижевск
Нижний Тагил
Тюмень
Москва
Санкт-Петербург