Немного Менсона в холодном фойе

Опубликовано: 09.01.2013
Просмотров: 743

Театр начинается с вешалки, а концерт Мерлина Менсона – с прохладного фойе КРК «Уралец». В воскресенье,16 декабря, во второй концертный день екатеринбургских гастролей главного музыкального шокера мира атмосфера нетерпения установилась задолго до появления виновника торжества на сцене. В фойе ждали заботливых рук заранее заготовленные любителями флешмобов таблички с надписью «COME BACK» - как будто старина Мерни уже возвращается в свои восвояси. Это символично: с одной стороны, визуально надпись похожа на «Coma Black» - название одной из лучших песен главного мирового андрогина, - с другой стороны: «До свидания, мальчики… Постарайтесь вернуться назад»…

Впрочем, если в предыдущий концертный день, 15 декабря, в зале КРК «Уралец» уж точно яблоку негде было упасть, то во второй день в секторах появились заметные бреши – видимо, ресурс мерлинофилов в Екатеринбурге все же исчерпаем. Публика самая разномастная: от приодетых «по-праздничному» фриков с раскрашенными лицами и эрегированными волосами до семейных коллективов для игры в дочки-матери. Нетерпеливый местный юродивый без остановки голосил: «Меееееерлиииин», - и распространял вокруг себя алкогольные миазмы и флуоресцентную слюну. Впрочем, Мерлин его не слышал.

Виновник музыкальной фиесты не появлялся на сцене в течение следующего часа, группа разогрева с вокалисткой, втиснутой в латекс, если и бодрила кого-то, то ненадолго, потому что после их краткого «высказывания» ожидание казалось особенно тягостным. Музыканты неторопливо вели свои приготовления за полупрозрачным черным занавесом, лица пришедших тоже постепенно чернели.

Тем не менее, заветная минута наступила! Концерт начался с небольшого театра теней: за полупрозрачным занавесом появился асексуальный, но желанный силуэт: Мерни – как перезрелая кокетка, которая сначала показывает только краешек лодыжки. Занавес упал, и перед зрителями предстало все «тело»: погост на заднем плане, вурдалачного вида музыканты – гитарист Твигги Рамирез, басист Фред Саблан и ударник Джейсон Саттер - и, наконец, он сам – король музыки и страха, похожий на большую летучую мышь. Концерт начался с заглавной песни тура - «Hey, Cruel World». Потом группа играла великолепную «Disposable Teens».

Публика постепенно раскачивалась и в прямом, и в переносном смысле под поток злых гитарных звуков, правда бешеным пляскам и слэму все равно в этот день случиться было не суждено: слишком устали ждать да и слишком коротким оказывается само музыкальное «высказывание». На первом припеве песни «mOBSCENE» зрители из фан-зоны выбросили в воздух конфетти – это тоже часть флешмоба. Правда, идея провалилась: фэны, вероятно, забылись или оказались не совсем хорошо знакомы с песней – получилось нестройно и не одновременно, в целом – почти незаметно.

Сам Мерлин Менсон тем временем демонстрировал чудеса мгновенного переодевания и предстал перед зрителями в своих лучших образах – сумасшедшего мясника с привязанным к микрофону здоровенным тесаком, гламурного декадансного ублюдка, кровавого пастора и, наконец, Антихриста-Суперзвезды. Композиция «Antichrist Superstar», пожалуй, и стала самой зрелищной с точки зрения сценического действа: перед публикой появилась знаменитая трибуна предвозвестника конца света, который вещал о бесконечном зле со змеиными ужимками – не хватало только Тексес Терри в роли Ангела Смерти. Впрочем, создалось впечатление, что зрители с гораздо большим нетерпением ждали двух знаменитых каверов Мерлина Менсона: «Personal Jesus» (перепевка с «Depeche Mode») и «Sweet Dreams» (изначально – группа «Eurythmics») – как только раздались первые ноты этих композиций, бурление в зале достигло пика.

Зрители благосклонно отнеслись ко всем милым декадансным чудачествам музыкантов: Мерлин ползал и стелился по сцене, размазывал по лицу помаду и грим, отпускал кокетливые воздушные поцелуйчики и изображал настойчивые безадресные фрикции. В зал со сцены постоянно летели маленькие, но приятные подарочки: очки Менсона, многочисленные медиаторы с логотипами, телефон, необходимый Мерлину для одного из сценических образов, непочатые банки с пивом… Все досталось, конечно, фан-зоне.

Впрочем, счастье оказалось кратковременным: концерт длился всего час и завершился бесславно – музыканты даже не вышли на бис. Трогательные таблички с надписью «COME BACK», которые все-таки поднимались в конце, делу никоим образом не помогли. Угрюмые зрители, не успевшие как следует разогреться, бредут к выходам из зала, чтобы еще на полчаса застрять в огромной пробке у гардероба.

Эта пробка напоминала народное вече: именно в ней и были произнесены главные слова: «Черт, все-таки 2000 заплатила! Мог бы и полтора часа попеть!» - «Да ладно тебе, зато живого Менсона увидели!». Все настроения были сведены к этим двум фразам, зрители остались довольны уже тем, что приобщились к великому и ужасному.

Екатерина Смирнова

Источник: www.apelcin.ru

Фотограф: Анна Арефьева




Отзывы




Оставляя отзыв, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей







Добавить информацию
Ваша роль на сайте?

Забыли пароль?
Регистрация

Екатеринбург
Челябинск
Уфа
Пермь
Ижевск
Нижний Тагил
Тюмень
Москва
Санкт-Петербург